Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

До нас дошли два письменных источника , содержащих предписываемое Рамбаму повествование о посещении им Земли Израиля, Иерусалима и Храмовой горы в 1165 году. Оба источника приводят почти идентичный текст. Следует отметить, что некоторые исследователи сомневаются в том, что автором текста является Рамбам. 
 
Первый источник - это манускрипт  15 века, содержащий Комментарий Рамбама к Мишне Рош ѓа-Шана, в конце которого добавлен автобиографичный отрывок, составленный, по свидетельству переписчика, Рамбамом.
Манускрипт можно посмотреть здесь (страница 90-91): (Национальная библиотека Франции,  Ms. hebr. 336, Fol 038v)
Второй – книга Сефер Харедим, написанная в 16 веке в Цфате законоучителем мистиком и поэтом р. Элиэзером Азкри. Слова Рамбама приведены в разделе, посвященном заповеди раскаяния в качестве примера, подтверждающего мысль автора (Заповедь Тшува, часть 3).

Вот этот текст. Перевод и комментарий Меира Шлепакова:

Эта книга (Комментарий к Мишне) был переписана в дальней стране известным нам в Акко уважаемым раби Шмуэлем бар Авраамом с рукописи, составленной нашим учителем равом Моше, Светочем диаспоры[1]. И следующую запись, сделанную равом, он обнаружил в конце рукописи:
Ночью первого дня недели, в четвертый день месяца Ияр я отправился в морское плавание, а в субботу, десятого Ияра двадцать пятого года[2],  поднялись высокие волны, пытающиеся нас утопить, и была большая морская буря. И я дал себе обет, что в эти две даты я буду поститься и вести себя как в дни полных общественных постов – и я, и мои домочадцы, и все мои приближенные. И я завещаю моим потомкам поступать так до последнего поколения, которое произойдет от них, и давать пожертвования в соответствии со своими возможностями. И согласно данному обету, я буду сидеть в одиночестве десятого Ияра, не видя людей, и буду молиться и читать в уединении.  Как в тот день я не обнаружил в море никого, кроме Всевышнего, так же [в этот день] я не буду видеться с людьми, и не буду сидеть вместе с ними, если не буду принужден.
И ночью первого дня недели, в третий день месяца Сиван я благополучно закончил морское плавание, и прибыл в Акко, и спасся от гонений, и мы прибыли в Землю Израиля. И я дал обет, что этот день станет днем веселья и радости, и пиршества, и подарков бедным – для меня и для моих домочадцев до последнего поколения.
И в третий день недели, в четвертый день месяца Мархешван двадцать шестого года[3] от сотворения мира мы вышли из Акко с намерением попасть в Иерусалим, что было сопряжено с опасностью. И я зашел в Великий и Святой Дом, и молился там в пятый день недели, в шестой день месяца Мархешван[4]. А в первый день недели, девятого числа того же месяца, я вышел из Иерусалима и направился в Хеврон, чтобы поцеловать находящиеся в Пещере[5] могилы праотцев. И в тот же день я уже стоял в Пещере и молился, прославляя Всевышнего за все. И я дал обет, что два этих дня, шестое и девятое Мархешвана, будут для меня как дни праздника, с молитвой, радостью [во имя] Всевышнего, едой и питьем. Господь поможет мне во всем, чтобы я смог выполнить «Обеты мои воздам я Богу»[6]. Амен.
Как я удостоился молиться в нем, когда он лежит в развалинах, так же я и весь Израиль увидим его вскоре в утешении[7]. Амен.
 
וכן מצאתי בסוף שיטה אחת שהעתיק הנעלה ר' שמואל בר אברהם שקייל ז"ל בעכו מכתיבת יד הרב רבינו מאור הגולה [הרמב"ם]: וליל אחת בשבת שלשה ימים לירח סיון, יצאתי מן הים בשלום ובאתי לעכו וניצלתי מן השמד והגענו לארץ ישראל. ויום זה נדרתי שיהא ששון ושמחה ומשתה ומתנות לאביונים, אני וביתי עד סוף כל הדורות. ויום שלישי בשבת, ארבעה ימים לירח מרחשון, שנת כ"ו ליצירה, תתקכ"ו, יצאנו מעכו לעלות לירושלים תחת סכנה , ונכנסתי לבית הגדול והקדוש והתפללתי בו ביום חמישי, ששה ימים לירח מרחשון. ובא' בשבת, תשעה בחדש, יצאתי מירושלים לחברון לנשק קברי אבותי במערה. ואותו יום עמדתי במערה והתפללתי שבח לאל יתברך על הכל, ושני הימים האלו, שהם ו' ותשיעי במרחשון, נדרתי שיהיו לי כמו יום טוב ותפילה ושמחה בה ואכילה ושתיה. אלקים יעזרני על כל, ויקים לי נדרי לה' אשלם אמן. וכשם שזכיתי להתפלל בה בחרבנה, כך אראה אני וכל ישראל בנחמתה מהרה, אמן 
 
Небольшое историческое отступление:
В описываемый период Иерусалим находился под властью крестоносцев. Захватив город в 1099 году, они полностью уничтожили существовавшую там еврейскую общину. Многих убили, а оставшихся в живых продали в рабство или оставили в плену, чтобы получить за них выкуп. Всем не христианам запретили проживать в Иерусалиме. Если в ранний мусульманский период евреям разрешалось молиться на Храмовой горе в существовавшем там «Доме молитвы и учения», то  после захвата города крестоносцами это разрешение было отменено. По свидетельству Беньямина ми-Тодела - путешественника, посетившего Иерусалим в 1170 году, в городе было только четыре еврея. Несколько лет спустя Иерусалим посетил другой путешественник Птахия из Регенсбурга. К тому времени в городе оставался только один еврей.
Остается загадкой - как в такой ситуации молодой беженец, впоследствии ставший знаменитым Рамбамом, смог попасть на территорию Храмовой горы, где в то время располагался монашеский орден и администрация Иерусалимского королевства.
Косвенным доказательством посещения Рамбамом Храмовой горы могут быть слова, написанные им в письме, адресованном р. Яфату бар Элияѓу ѓа-даяну из Акко:
Когда я, и он[8], и мой покойный отец, и ты вчетвером шли в Дом Б-жий с трепетом … И шли вместе через пустыни и леса за Б-гом.
 
[1] Титул, которым часто называли Рамбама.
[2] 4925 года по еврейскому летоисчислению. Или весной 1165 года.
[3] 4926 год по еврейскому летоисчислению. Или осенью 1165 года.
[4] 21 октября 1165 года по григорианскому календарю.
[5] В Пещере Патриархов (Маарат ѓа-махпела).
[6] Теѓилим 116:14.
[7] Как сказано: «Ибо Г-сподь утешит Цийон, утешит все развалины его». (Йешайаѓу, 51:3)
[8] Давид, погибший брат Рамбама.