Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Другие главы книги читайте здесь

1. Запрет входа на место Храма

 

Как трепет перед Храмом навечно, поскольку святость места Храма не отменена, так и запрет входа на место Храма действует и в наше время на основании предписания Торы: «Чтобы не оскверняли они станов своих».[1]

Мы уже разъяснили, с Б-жьей помощью, в Первой части, глава 5, следующее:

- Спор Рамбама и Раавада (Законы Храма 6:14) касался лишь наказания карет за вход на место Азары;

- А именно, Рамбам считал, что за это наказание - карет, а Раавад видел только нарушение запрещающей заповеди;

- Весь спор сводился, по сути, к вопросу о святости стен: остается ли святость, освященная в свое время, и на последующие времена;

- Однако - святость места, освященного Давидом, остается и на последующие времена – по этому вопросу нет разногласий и нет затруднения.

И Раавад не оспаривал это, поэтому писал: «Входящий туда в наше время не подлежит наказанию карет» (но запрет «лав» имеет силу). Тем самым снимаются все претензии и опровержения на суждения Раавада по этому вопросу на основании нескольких сугийот Талмуда и разных противоречий (как мы рассмотрели там).

Этот спор Рамбама и Раавада подобен спору раби Йоханана и Реш Лакиша в Зевахим 107В о возносящем жертвоприношение в наше время. Раби Йоханан сказал, что повинен наказанию за это, а Реш Лакиш освобождал от наказания, поскольку жертву нельзя принести к Скинии Завета - см. Тосафот Зевахим (61А), и мнение рабену Хаима в Тосафот (Мегила 10), и Тосафот в Шевуот (16Б), и Зевахим (24А), и др. Те же места, в которых писали Тосафот, в отличие от рабену Хаима, что мнение того, что освящение не было на века – надо понимать так, что святость полностью отменена и недействительна - действительно остались неясными и противоречивыми.

 

Наши мудрецы установили Галаху согласно мнению Рамбама, который полагал, что святость стен тоже не отменена, и в наше время действует не только запрет, но и наказание за его нарушение, и мнение это основано на многих аргументах:

1. Спор р. Элиэзера и р. Йегошуа в Мишне Эдуйот (он приведен также в трактатах Мегила, Шевуот, Зевахим), и галаха установлена - согласно раби Йегошуа: жертвы могут быть принесены несмотря на то, что нет Храма.

2. Во всех этих сугийот говорит Равина р. Аши: Откуда известно, [что есть тут разногласие]? Может быть, все согласны, что первое освящение было также и на века?».

3. Гемара[2] в тратате Зевахим 62 следует мнению р. Йегошуа, когда рассказывает, что Раба бар-бар Ханна сказал от имени р. Йоханана, что три пророка совершили алию…, и один из них свидетельствовал, что приносят жертвы, несмотря на то, что нет Храма.

Также и в мишне р. Элиэзер бен Яаков говорит: три пророка совершили

алию, ..., и один из них свидетельствовал, …

4. Спор р. Йоханана и Реш Лакиша в Зевахим 107В о приношении жертв в наше время. Р. Йоханан сказал, что повинен наказанию за это, а Реш Лакиш освобождал от наказания и галаха установлена по мнению р. Йоханана.

И там тоже говорит Равина: «Может быть, все согласны, что первое освящение было также и на века?». Из чего можно сделать вывод, что мнение Реш Лакиша было отклонено (и см. טו"א на Мегила 10А, на слово דלמא).

5. Р. Гуна и р. Нахман спорили (Шевуот 16А) по поводу того, были ли соблюдены все законы,[3] о которых учили в Мишне. И сказали: р. Гуна полагает, что [первое] освящение – на века. А известно, что по вопросам разрешенного и запрещенного галаха установлена согласно мнению . Гуны. И они связали свой спор с вышеупомянутым спором р. Элиэзера и р. Йегошуа, и мнение р. Гуны – как у р. Йегошуа. Там же приводится высказывание Равины: «Может быть, все согласны, что первое освящение было также и на века?».

 

И еще веский аргумент из следующего отрывка гемары(Шевуот 14Б). Спросил р. Ирмия: уроженец Вавилона, который совершил алию в Эрец-Исраэль, «и скрылось от него место Храма, где оно», и т.д.. Понятно, что в этом вопросе речь идет о нашем времени, ибо во времена Храма всегда находился тот, у кого спросить. Так что в ситуации, когда есть у кого уточнить место Храма, вопрос не релевантен (см. Тосафот, там же, начиная со слов ונעלם «и скрылось»). Тем самым вопрос этот подразумевает, что Храма нет, а наказание за вход на его место – есть.

 

И в мишне сказано: «внутри стены освящено больше». И р. Йоханан сказал в Макот (19Б): пока не увидит стену. В других местах в гемаре сказано, что «внутри от стены» означает внутрь от места стены, освященное во время освящения стен при строительстве их, ибо сказано в Шевуот 16: «Освящают стены, когда строят их». Поэтому, когда говорят «внутрь от стены» и «пока не увидит стену», имеют в виду: «внутрь от места стены, которая была освящена» и «пока не увидит место стены».

 

2. Десять уровней святости

 

Из десяти освященных мест, имеющих статус святости, перечисленных в первой главе Мишны «Келим» (мы привели их в Предисловии) – восемь мест связаны с запретом входа на место Храма. Часть этих запретов - из Торы, часть - от наших мудрецов. Вот они:

1. Храмовая гора – освящена. Запрещен вход:

- завим, завот - мужчинам и женщинам, ритуально нечистым из-за нечистоты, исходящей из тела,

- нидот - женщинам в период месячных, или не прошедшим положенного очищения после месячных,

- йолдот - роженицам в послеродовой период.

2. Хель – уровень святости выше, чем у Храмовой горы. Запрещен вход:

- нохрим - неевреям,

- таме метим - ритуально нечистым от контакта с мертвым телом.

 

3. Женский двор - уровень святости выше, чем у Хеля. Запрещен вход:

- тевуль йом - тем, кто очистился в микве в тот же день, а не накануне.

4. Двор Израиля - уровень святости выше, чем у Женского двора. Запрещен вход:

- мехусар кипурим - тем, кто очистился в микве, но еще не принес положенного приношения; ему надлежит принести жертву хатат.

5. Двор Священников - уровень святости выше, чем у Двора Израиля.

Запрещен вход:

- исраэлим - простым евреям, не левитам и не коэнам. Они могут входить только во время приношения жертвы для исполнения семихи, шехиты, тенуфы (наложение рук на голову животного перед его ритуальным убоем и вознесение приношения).

 

6. Между Уламом и Жертвенником - уровень святости выше, чем у Двора Священников. Запрещен вход:

- бааль мум – имеющему увечье,

- пруа рош - с длинными, растрепанными волосами.

7. Хейхал – уровень святости еще выше. Запрещен вход:

- тому, кто не совершил омовения рук и ног.

8. Святая Святых – самый высокий уровень святости. Запрещен вход:

- всем, кроме Первосвященника (Коэн аГадоль) в Йом Кипур во время Служения

(а-Авода).

 

Всего, согласно Торе, имеется три стана: стан израильтян, стан левитов и стан Шехины (Б-жественного присутствия):

1. Ритуально нечистый из-за прикосновения к скверне (таме тумат мага) не заходит в стан Шехины, то есть, на территорию от Двора Израиля и далее.

2. Ритуально нечистый из-за скверны, выделяемой из тела, не заходит в стан левитов, то есть, на Храмовую гору.

3. Прокажённый высылается за пределы трех лагерей, то есть за городскую стену.

То есть, внутри стана левитов – восемь разных уровней. В трактате Йома (44Б) приводится спор: рав Аха бар Яаков[4] полагал, что все уровни, перечисленные в вышеупомянутой Мишне «Келим» - из Торы, а именно: из Галахи ле-Моше ми-Синай, а другие полагали, что от наших мудрецов. Но как среди тех, о которых было сказано, что они из Торы - не все из Торы (см. комментарий Раш на Мишну и Тосафот Яшаним на Йома, там же), так и среди тех, о которых было сказано, что они от мудрецов - некоторые из Торы.

 

Ниже представлены, с Б-жьей помощью, краткие разъяснения:

1) Храмовая гора - освящена, туда нельзя входить завим и завот, и т.д. – это из Торы, как написано: «Чтоб выслали из стана всякого прокаженного и всякого слизеточивого, и всякого, ставшего нечистым от усопшего».[5] И сказали наши мудрецы, благословенна их память, что эти трое были разделены на три лагеря: прокаженные - отдельно, слизеточивые - отдельно, нечистые от усопшего - отдельно (Сифри Насо, Псахим 67, Рамбам Законы входа в Храм, глава 3).

Человек, у которого случились поллюции, тоже считается таме - нечистым из-за выделяемой телом нечистоты, и подпадает под этот закон, как сказано в Псахим, там же: «И всякий с истечениями зав, включая поллюции». Хотя у Рамбама нет на это комментария, автор Мишнэ ла-Мелех[6] (Законы Храма 7:16 и Законы входа в Храм,глава 3) приводит разъяснение, см. там.

Далее в главе 7 мы рассмотрим вопрос о том, что мужчины, окунувшиеся в микву и очистившиеся от нечистоты поллюции, остерегаются того, что могут оказаться нечистыми как слизеточивый (зав), ибо не умеют различать в наше время эти явления.

Автор «Мишна Ахарона»[7] (там же, на Мишну) писал: «Вот, здесь (при обсуждении степеней святости) не упоминается запрет входить в обуви, с афунда, и т.д., поскольку запрет этот - от наших мудрецов». А мне представляется, что как раз наоборот, это - из законов трепета перед Храмом, о чем было сказано выше, в главе третьей (а закон этот - из Торы). А в этом месте мишна перечисляет, кому нельзя или можно входить, а не как. (См. также ниже пункт 6).

2) Хель – святость его выше, и туда нельзя входить неевреям и тем, кто побывал в контакте с мертвым телом (таме метим)– это постановление наших мудрецов. Согласно Торе, в стане левитов может находиться таме мет, и даже само мертвое тело, как написано: «И взял Моше кости Иосифа с собою»[8], то есть, с собою рядом. Также, согласно Торе, нееврей оттуда не отсылался. И хотя мудрецы повелели относиться к язычникам, как к ритуально нечистым с истечениями зива, они не повелели отсылать их из стана левитов (см. р. Овадья из Бартенура, и др.)

3) Женский двор – его святость еще выше, и туда запрещено входить тем, кто очистился в микве в тот же день, а не накануне (тевуль йом) – это тоже по слову наших мудрецов, так как святость Азары - стана Шехины, начинается только от Двора Израиля. Этот запрет на Двор женщин установили Йеошафат и суд, как написано: «И встал Йеошафат … пред новым двором».[9] И наши мудрецы, да будет благословенна их память, ввели новшество и сказали, что тевуль йом не должен заходить в стан левитов (Йевамот 7А). Из написанного в Писании «двор» вывели, что это двор женщин (Тосафот, там же). И установили для тевуль йом более строгий запрет, чем для мехусар кипурим - того, кто очистился от ритуальной нечистоты не полностью, то есть не принес положенного для полного очищения приношения.

4) Двор Израиля – его святость еще выше, и туда не входят мехусар кипурим – это из Торы, так как это стан Шехины, и вошедший туда в нечистоте умышленно - наказывается карет, а по ошибке, неумышленно - обязан принести жертву хатат.

Рамбам считал, что эта обязанность действует и в наше время, а Раавад считал, что в наше время нет наказания карет (или жертвы хатат за непреднамеренное нарушение). Но запрет действителен в любом случае: «чтобы не оскверняли они станов своих», как мы выяснили, с Б-жьей помощью, в Первой части, что святость этого места и сейчас не отменена.

[Стан Шехины начинается от Двора Израиля и простирается далее вперед, его длина с востока на запад 187 локтей, и ширина с юга на север - 135 локтей].

И даже ритуально чистый не должен входить во Двор Израиля, пока не окунется в микве, как сказали наши мудрецы, благословенна их память, в Йома (30А): ни один человек не может войти в Азару для служения, предварительно не окунувшись в микву. Отсюда буквально следует, что это требование касается лишь того, кто входит для служения, и так же сказано у Рамбама (Законы входа в Храм, 5:4). Но, согласно Раши и Тосафот, там же: не обязательно для служения, а всякий, кто просто входит во Двор Израиля, обязан предварительно окунуться в микве. Это же сказано в Иерусалимском Талмуде (как приводят Тосафот, там же), и такой же смысл следует из упомянутой сугии. А Тосафот Яшаним писали, что слова Иерусалимского Талмуда относятся к вошедшему в связи со служением, пусть даже косвенно.

Однако, правильно заметил автор Агаот Яфе-Эйнаим[10], что в Иерусалимском Талмуде (1:3) доказано - даже когда заходят без всякой связи со служением (и см. там же примечание Яфе-Эйнаим к стр. 18А, начиная со слов בשערי מזרח - «в восточных воротах». И см. ниже пункт 7).

5) Двор Священников – его святость еще выше, и исраэлим не входят туда, кроме как во время жертвоприношения. Очевидно, что это ограничение предписано нашими мудрецами. Ибо запрет «чтоб он не во всякое время входил во святилище»,[11] относится к Хейхалу и Святая Святых. Рамбам говорит в законах входа в Храм, в конце первой главы: «Также запрещено всякому … [коэну или нет, входить в пьяном виде, нестриженным, с рваной одеждой, ибо нельзя входить в святой Храм] в неподобающем виде, … хотя и нет специального запрета в Торе, …». Т.е., Рамбам пишет, что нет в Торе прямого запрета входить туда не-коэну, даже и в неподобающем виде (об этом см. ниже пункт 6, и Хар а-Мория,16[12]).

Тора не запретила, а что запретили наши мудрецы? Если на Храмовую гору следует восходить лишь для исполнения заповеди (Рамбам, Законы Храма глава 7:2) – т.е. не для того, чтобы просто прогуляться или спрятаться от солнца или дождя (и это - часть заповеди трепета перед Храмом). (А о легкомысленном поведении, запрещенном Торой на Храмовой горе - разъяснено ранее, в главе 3). А ради исполнения заповеди дозволено восходить туда. Однако, во Двор священников можно входить только во время приношения жертв - для исполнения таких процедур, как семиха, шехита, тенуфа.

И в этом состоит дополнительное устрожение от мудрецов. Ведь даже если человек входит для исполнения заповеди, т.е. не нарушает закон трепета перед Храмом, все равно мудрецы запретили ему вход, разрешив только для нужд жертвоприноашения. (А если, как было сказано, Рамбам придерживался мнения р. Ахи бар Агава в Йома 14Б[13] - то это дополнительное ограничение тоже дано в Торе, из галахот, переданных Моше на Синае).

6) Между Уламом и Жертвенником – святость этой территории еще выше, и туда запрещено входить имеющим увечья или длинные взлохмаченные волосы.

[Почему это место называют: «Между Уламом и Жертвенником» (т.е. описывают глядя с запада на восток), а не «Между Жертвенником и Уламом», как говорили о всех запретах, двигаясь с востока на запад? – Прекрасное объяснение дал Махарих[14] в Агаот на Мишнайот, сославшись на язык Писания (Иехезкель 8:16): «И вот у входа в храм Господень между Предхрамием и Жертвенником»].[15]

Мишнэ ла-Мелех (Законы входа в Храм,начало главы 6) задается вопросом: это пространство включает лишь 22 локтя между Уламом и Жертвенником, или также 32 локтя Жертвенника? У Рамбама (там же, начало главы 6) доказано, что 32 локтя включены в это пространство. Он писал: всякому коэну, имеющему увечье … запрещено входить в Храм, от Жертвенника и далее, как сказано: «но к завесе да не подойдет и к жертвеннику да не приступит»[16], и такими же словами сказано в первой главе (галахот 1, 15, 17).

В Мишне (Келим, глава 1) перечислены только имеющие увечья и распущенные волосы, а Рамбам в Законах Храма (глава 7:20) добавил также порванную одежду, на что р. Йосеф Каро в Кесеф Мишнэ привел такой комментарий: «Можно так понять, что учитель основывался на аналогии со словами Писания: «Волос ваших не отпускайте и одежд ваших не раздирайте»[17]. Но, по моему скромному мнению, таково прямо высказанное мнение самого Рамбама (и не нужно добавлять «можно так понять»), так как он писал (Законы входа в Храм, глава 1:14): «Закон порванной одежды и закон распущенных волос - один, ибо сказано: волос ваших не отпускайте и одежд ваших не раздирайте…».

Рамбам (Законы входа в Храм, глава 1) причисляет сюда и пьяного. Он пишет (галаха 1): Любой коэн, подходящий для служения – если выпил вино, запрещено ему входить на территорию, начиная от Жертвенника и за ним, и т.д.

И далее (там же, галаха 15) Рамбам пишет: «Я полагаю, что любой коэн, подходящий для служения – если он вошел на территорию от Жертвенника и далее, находясь в состоянии опьянения от вина или от других хмельных напитков, или с распущенными волосами, или в разорванной одежде, как разрывают одежду скорбящие по мертвому, даже если он не исполнял служение, подлежит наказанию палками, поскольку он был достоин нести служение, но в час служения пришел в неподобающем виде, а это ему запрещено».

Раавад (там же, 15) и Рамбан (Книга заповедей 69, 163, 164) говорили, что из Торы следует лишь запрет на служение, то есть, коэну увечному, или с распущенными волосами, или в рваной одежде - запрещено совершать служение, но запрет на вход без служения - установлен мудрецами.

Р. Овадья из Бартенура – возразил на мнение Рамбама, сказавшего, что это - запрет из Торы, что из спора в Менахот (27Б) между раби Иегудой и мудрецами относительно здания Храма следует, что до входа в здание Храма - нет запрета из Торы. А учитель наш автор Тосфот Йом-Тов ответил на это возражение так, что в Менахот, говорили о ритуально чистых и лишенных дефектов, а не тех, у кого есть увечья или распущенные волосы.

А по моему же скромному мнению следует добавить, что Рамбам подчеркивает: «Всякий коэн, достойный исполнять служение и вошедший в час служения». Следовательно, можно сказать, что вошедший не в час Служения – не нарушает запрет из Торы. А там, в Менахот идет речь о вошедшем ночью, т.е. не в час служения.

И можно сказать, что тем самым даже по взгляду Рамбама слова Мишны «Между Уламом и Жертвенником святость еще выше, и запрещено входить туда увечным и с растрепанными волосами» - описывают запрет мудрецов, и относится не к часу служения. И можно разрешить известное возражение на позицию Рамбама на основе трактата Йома (44Б): там из Гемары ясно, что мнение рава Ахи, считавшего, что перечисленные в Мишне уровни - из Торы - отвергнуто, а Кесеф Мишнэ (Законы входа в Храм, глава 1:15) пишет, что мнение Рамбама – соответствует мнению р. Ахи. И это это трудно принять, ведь прямо сказано, что это мнение отвергнуто! И можно объяснить так, что и трактат Йома говорит о ситуации не время служения.

И хотелось мне привести еще один аргумент. Возможно, формулировка Рамбама: любой коэн, пригодный для служения, намеренно исключает постороннего еврея. Т.е., если еврей не-коэн входит туда, он не нарушил запрет из Торы. И прямо пишет Рамбам (там же, начало гл. 6): «Любой коэн, имеющий увечье, да не войдет в Храм, начиная от Жертвенника и далее, как сказано: и к жертвеннику да не приступит». А ведь коэн, имеющий увечье, исполнять служение не достоин, и Рамбам пишет, что ему запрещено входить специальным запретом из Торы. И можно было бы сказать, что увечный, которому запрещено входить специальным запретом лав, отличается от «постороннего еврея», которому запрещено входить, возможно, запретом мудрецов.

Но на это соображение имеются два ответа:

Один приводит Мишнэ ла-Мелех (Законы входа в Храм, конец главы 9), обсуждая вопрос о «постороннем еврее» - запрещено ли Торой ему входить сюда. Он предлагает рассуждать по аналогии (каль ва-хомер) – если уж увечному нельзя, и т.д. Т.е., он исходит из того, что не-коэн – хуже увечного коэна.

Но с этим можно спорить. Хотя из слов р. Кагана в Эрувин 105А следует, что посторонний - хуже увечного. Ведь учил рав Кагана так: Может быть, нельзя входить увечным коэнам между Уламом и Жертвенником для изготовления расплющенных листов? Из выражения Торы следует, … нет там лишенных пороков - входят увечные, … то есть, коэны – да, посторонние евреи - нет.

Однако, из сказанного в Сифри (глава Корах) на стих: «Посторонний же, который приблизится, (чтобы служить), да предан будет смерти»,[18] и из Тосефты Келим следует, что увечный коэн - хуже постороннего (не-коэна).

Но если даже мы согласимся, что увечный - хуже постороннего, можно было бы сказать, что запрет не-коэну входить на территорию между Уламом и Жертвенником - от мудрецов. Однако Рамбам пишет (Законы входа в Храм, конец первой главы) так: «Также запрещено любому человеку, будь то коэн или посторонний еврей, заходить в Храм, начиная от Двора Израиля, в состоянии опьянения от вина, или с распущенными до уродства волосами, или в разорванной одежде. Хотя Тора и не упоминает прямо запрет на такое поведение, однако это проявление непочтения к Дому великому и святому – заходить в неподобающем виде». Из этого следует, что от начала Двора Израиля нет прямого запрета, а дальше внутрь, на территории между Уламом и Жертвенником – есть такой запрет, также и для не-коэнов. Но этот вопрос всё ещё требует изучения.

Я задался вопросом: почему вообще есть спор о заросших и распущенных волосах, рваной и неопрятной одежде, опьянении от вина – запрет из Торы это или запрет наших мудрецов? Разве это не часть закона Торы о трепете перед Храмом? А трепет перед Храмом – относится ко всему Храму, и даже к Храмовой горе (как учили в барайте Брахот, и как сказано выше в главе 3). Но почему же тогда Раавад и Рамбан считали, что это - от мудрецов? И Рамбам тоже (конец первой главы) пишет, что вошедший в неподобающем виде - не нарушает прямого запрета. Мало того, он пишет, что это - отсутствие почтения и трепета к Дому великому и святому. Но если это отсутствие почтения и трепета - это ведь нарушение запрета Торы? Также вызывает вопросы высказывание Кесеф Мишнэ, «что это по аналогии с трепетом перед Храмом». Ведь если пренебрегают трепетом перед Храмом – то это не по аналогии, это прямое нарушение запрета Торы.

Поэтому, нам следует разделить понятия «неподобающего вида» и «легкомысленного поведения». Повелительная заповедь «святилища мои благоговейно чтите» означает: не вести себя легкомысленно на всей территории Храма (даже на Храмовой горе, а также напротив Восточных ворот). Не допускать легкомысленного поведения – это значит, выполнять, со своей стороны, все перечисленные в Барайте повеления: не входить с палкой, в обуви, с афундато (и тем более не плевать), а также избегать прочих легкомысленностей, перечисленных в Мегила (28А, 29) и в Тур Шулхан арух, Орах Хаим (151): смеха, забав, розыгрышей, шуток, и т.д. И все это, конечно, запрет из Торы.

Но «неподобающий вид» (нивуль) - это состояние человека, например, он носит отросшие растрепанные волосы, неопрятную или порванную одежду, или нетрезв (но не до потери соображения). Это делает его похожим на человека с физическим увечьем – что тоже не подобает [служению в Храме], а про увечного, конечно, нельзя сказать, что он легкомысленен – просто тело его такого, что это недостойно Храма. Поэтому относительно этой категории возможен спор: это запрет из Торы или от мудрецов.

Возможно, что и запрет входить на Храмовую гору с непокрытой головой (гилуй рош) – входит в категорию легкомысленного поведения, запрещенного Торой, в том числе и по мнению Раавада и Рамбана (не «пруа рош», когда отращивают волосы, а гилуй рош - непокрытие головы). Как сказано в Кидушин 31А[19]: Р. Гуна сын раби Йегошуа никогда не проходил четырех локтей с непокрытой головой и объяснял: «Шехина у меня над головой». И так же пишет Шулхан арух (раздел Орах Хаим 2:6): не следует ходить с непокрытой головой, а Ахароним включили это в понятие легкомысленного поведения. И мнение Бейт Йосеф[20]и Бейт Хадаш[21],что это мидат хасидут – т.е. поведение праведное и богобоязненное [но не обязательное], и мнение авторитетов (Левуш[22] и др.), что ходить с непокрытой головой запрещено из-за запрета «и по уставам их не ходите»[23], т.е. запрета выглядеть, как нееврей – все это касается хождения с непокрытой головой просто по улице (или в синагоге, о которой есть спор, является ли ее святость из Торы или от мудрецов). Но на месте Храма, по-видимому, это одно из проявлений легкомысленного поведения, запрещенного Торой. Некоторым аргументом в пользу этого утверждения служит то, что Рамбам (Законы молитвы 5:5) и Шулхан арух (91:5) упоминают вместе «афундато ве-гилуй рош» - пояс для денег и непокрытие головы: «Не следует молиться с афундато или с непокрытой головой».

7) Здание Храма – уровень его святости еще выше, и запрещено входить туда, не совершив омовения рук и ног. Хотя в Азару входят для служения, только окунувшись предварительно в микве (Йома 30А, и см. выше пункт 4). Аналогично, перед началом служения надо совершить омовение рук и ног, несмотря на то, что уже окунулся в микву перед входом в Азару (Зевахим 20Б и Рамбам, Законы входа в Храм 5:4-5). Но святость здания Храма такова, что даже вошедший не для служения, а для исполнения другой заповеди или для выполнения необходимого там ремонта, - требуется омовение рук и ног, и, очевидно, что это требование - от мудрецов. И Рамбам (Законы входа в Храм 5) ссылается на слова Писания: При входе своем в шатер собрания ...чтобы служить, воскурить…[24] – то есть, омовение рук и ног именно при входе для служения, и так же сказано в Книге Заповедей (24), и в Хинух, и у других. Однако, в комментариях на Мишну (Келим) он писал, что, по мнению Тана кама, это заповедь из Торы. И также Раш и Рош (там же, на Мишну) рассуждали - является ли это заповедью Торы, см. там, а также см. «Мишна Ахарона».

 

8) Святая Святых – уровень святости самый высокий, и не входит туда никто, кроме Первосвященника в Йом Кипур в час служения, как сказано: «Чтоб он не во всякое время входил во святилище за завесу, и т.д.». Любой коэн, будь то рядовой священник или Первосвященник, который войдет в Святая Святых не ради служения, и даже если Первосвященник в Йом Кипур войдет лишний раз, то есть в пятый раз, подлежит смерти от Небес.

И этот стих касается также и Улама, так как Улам – это тоже часть здания Храма (как писал учитель наш Тосфот Йом-Тов, благословенна его память).

И под этот запрет подпадает любой коэн, который вошел в здание Храма не ради служения. (Однако в этом случае не повинен смерти от Небес - только за вход в Святая Святых), и так сказано в Менахот 27Б и в книгах (Сефер а-Мицвот, заповедь 68 «ло таасе», Рамбам, Законы входа в Храм гл. 2, Хинух 184).


[1] Бемидбар 5:3

[2] "стам гемара", т.е. высказывание без приведение имени, имеет, как правило, высокий авторитет.

[3] При церемонии освящения Эзрой Второго Храма

[4] Аха бар Агава – так в тексте Йомы

[5] Бемидбар 5:2

[6] Комментарий к труду Рамбама «Мишнэ Тора», автор - р. Иегуда Розанис (1657 – 1727), главный раввин Турции.

[7] Автор книги - р. Эфраим-Ицхак, раввин и судья г. Пшемысля, Польша. Книга издана в 1882 г.

[8] Шмот 13:19

[9] Диврей ха-Ямим 2, 20:5

[10] Рав Арье Лейб Елин из Бельска (умер в 1886 г.)

[11] Ваикра 16:2

[12] Раби Меир Йона Барницки (Шац) (1817-1891), книга издана в Варшаве в 1888 г.

[13] должно быть 44Б

[14] מהרי''ח – рабби Иехезкия, или Хизкия, из Магдебурга, из Баалей Тосафот

[15] Улам אולם (буквально: «зал») здесь переведен удивительно точным словом - «Предхрамие» (перевод Давида Йосифона). В русском синодальном переводе - «Притвор».

[16] Ваикра 21:23

[17] Ваикра 10:6

[18] Бемидбар 1:51, 3:10, 3:38, 18:7

[19] В оригинале, ошибочно, 31В

[20] Р. Йосеф Каро

[21] Комментарий на "Арба турим" р. Йоэля Сиркиса, 1561-1640

[22] Р. Мордехай Иоффе (Яффе), 1533, Прага – 1612, Познань.

[23] Ваикра 18:3

[24] Шмот 30:19-20: И омывать будут Ааарон и сыны его из него руки свои и ноги свои. При входе своем в шатер собрания будут они омывать их водою, и не умрут, либо приступая к жертвеннику, чтобы служить, воскурить огнепалимую жертву Господу.