Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Другие главы книги читайте здесь

Предписывающая заповедь велит охранять Храм, как сказано:

«А ты и сыны твои с тобою будьте пред Шатром Откровения. Пусть они исполняют службу твою и службу во всем Шатре…

И да будут они при тебе, и исполняют службу в Шатре Откровения…

И исполняйте службу по Святилищу…» (Бемидбар 18).

 

Есть здесь и повелевающая заповедь (осе), и запрещающая (ло таасе).

 

Стража эта поставлена не из страха перед врагами или грабителями и ворами, но как почетная охрана, ибо не подобен царский дворец, в котором есть стражники, дворцу, в котором нет почетной охраны (Сифрей Зута, Рамбам Законы Храма, 8, Хинух 388).

И сказано у Рамбама в Сефер а-Мицвот (Заповедь "осе" 22):

Велено нам охранять Храм и беспрестанно обходить его дозором, чтобы этим оказать ему почет, возвеличить и превознести его. И об этом Его слова, сказанные Аарону: «А ты и сыны твои с тобою будьте пред Шатром Свидетельства», то есть, будьте перед ним постоянно, и т.д. Храм возвеличивается тем, что в нем есть стражники, ведь не подобен царский дворец, в котором есть стражники… и т.д. Стража подчеркивает величие Храма и его вознесенность.

 

1. Места стражи

 

Стражу несли коэны и левиты. Коэны охраняли внутри, а левиты – снаружи, как сказано:

«А ты и сыны твои с тобою будьте пред Шатром Откровения»,

и как написано (Бемидбар 3):

«Пред Шатром Соборным к востоку, Моше и Аарон, и сыны его, охраняют службу Святилища».

 

Стража стояла в двадцати четырех местах.

Коэны несли стражу в трех местах:

· в Бейт Автинас (наверху на южной стене Азары у Водяных ворот - Шаар амаим)

· в Бейт а-Ницоц (наверху на северной стене Азары)

· в Бейт а-Мокед (на северной стене Азары).

Левиты стояли на страже в двадцати одном месте:

· у пяти ворот Храмовой горы,

· в четырех углах Храмовой горы,

· у пяти ворот Азары,

· в четырех углах Азары с внешней стороны,

· в Палате жертвоприношений (Лишкат а-Корбан)

· в Палате завесы (Лишкат а-Парохет)

· один - позади Святая Святых (Бейт а-Капорет).

(Трактат Тамид вначале - Мишна и Гемара, начало Миддот, Сифрей, Рамбам и Хинух, там же).

 

Шилтей Гиборим писал, что каждая стража (משמר) состояла из десяти человек, и это высказывание приводит Тиферет Исраэль, раздел Боаз в комментариях на начало Тамид. Так же можно понять слова Рамбама, там же, галаха 4:

«Двадцать четыре отряда (עדה) охраняют его, и т.д.»

 

Кажется правильным мнение автора Минхат Хинух (там же, 388), который сказал следующее: Когда говорят, что коэны несли стражу «внутри», не имеют в виду внутри освященной Азары, а что они находились внутри помещений, не освященных святостью Азары, а именно: в верхних помещениях «Бейт Автинас» и «Бейт а-Ницоц», а крыши и чердачные помещения не были освящены, и в неосвященной части «Бейт а-Мокед» - «хол». Логично предположить, что коэны несли стражу в тех местах, где можно было сесть в случае усталости, а ведь запрещено сидеть на освященной территории Азары (кроме как царям из дома Давида).

И так можно понять и комментатора (Ха-мефареш) и Тосфот Йом-Тов в комментариях на начало трактата Тамид - что крыши и чердачные помещения не были освящены и т.д., и что на территории Азары никто не мог сидеть.

Но Раавад сказал (и так же приведено в Млехет Шломо[1] на трактат Тамид), что коэны несли стражу в освященном месте, и добавил, что, поскольку эта служба является исполнением заповеди, нет причин опасаться [нарушения святости места- М.А.].

Также в книге Зера Авраам[2] сказано, что охрану несли внутри освященной территории.

 

2. Время стражи

 

Поскольку заповедь гласит, что стража Храма – это почетная охрана, то очевидно, на первый взгляд, что ее следует исполнять и днем, как это принято в царских дворцах, где почетная охрана стоит и днем. Однако, наши блаженной памяти Ришоним: Рамбам, Хинух, Сефер мицвот а-гадоль[3], Раш[4] (в комментарии на начало Миддот) писали, что заповедь следует исполнять лишь ночью. И многие задаются вопросом, откуда это решение взято.

На основании слов Мишны (Тамид): «Старцы рода спали там…» и Миддот (начало): «Человек Храмовой горы обходил все посты … удостоверившись, что он спит…» – невозможно доказать, что сторожевая служба исполнялась лишь ночью, так как эти слова – лишь свидетельство, как сторожевая служба была организована ночью.

Минхат Хинух, там же, и в примечаниях к Мишне (начало трактата Миддот) удивлялись, как и мы: «Если речь идет о почетной охране, откуда взяли, что днем не охраняли», и в примечаниях добавил, там же: следует сказать, что Рамбам тоже не говорил лишь о ночной страже.

Тиферет Исраэль (раздел Боаз) в комментариях на начало трактата Тамид частично разъясняет противоречие: днем, так или иначе, «всё возглашает славу»[5], повсюду коэны заняты служением Всевышнему. И, тем не менее, в конце концов он говорит, что из слов Торы: «Становятся пред Скинией…»[6] (из которых мы учим заповедь охранять Храм) – следует, что заповедано охранять в том числе и днем.

Комментатор (там же, Тамид, на слова היו עליות) тоже считает, что стража должна быть как днем, так и ночью. Однако, удивительно, что Тосфот Йом-Тов (на начало Миддот) и Мишне ла-Мелех[7] - на основании этого комментария делают вывод, что охрана должна быть только ночью.

Также и в Агаот Рашаш[8] на начало Миддот сказано: Заповедь коэнам нести стражу в трех местах учится из слов Торы «Аарон и сыны его охраняют». Ясно, что они несли стражу только ночью, ибо днем они должны были исполнять службу жертвоприношения, а других коэнов, кроме них, не было. Поскольку они не охраняли днем – отсюда следует, что вся эта заповедь должна исполняться лишь ночью.

Однако далее он приводит стих Писания - Диврей а-ямим 1 (26:17), где сказано:

«С востока – по шести левитов, с севера – по четыре на день, с юга - по четыре на день». Ясно написано – «на день».

Также автор книги Дерех а-Кодеш привел под именем раввина Бецалеля Ашкенази, что на двух направлениях, а именно: север и юг, охраняли также и днем, или, возможно, именно днем.

И рабби Шмуэль Хасид, благословенна его память, приводит доказательство из Танаха:

«На стенах твоих, Йерушалаим, Я поставил стражей, весь день и всю ночь…»[9].

 

3. Применение к нашему времени

 

Кажется очевидным, что в наше время эта заповедь не применяется, как сказано в

а-Хинух: «это было действительно во времена Иерусалимского Храма».

 

Но читал я, что р. Гилель Моше Машиль Гельбштейн, благословенна память праведника, в своей книге «Мишкенот ле-Абир Яаков» (часть 2, глава 1) считает иначе: заповедь о страже Храма действительна и в наше время. И гаон р. Элиягу Давид Рабинович-Теомим (называемый Адерет) , благословенна память праведника, (в своем письме к нему, напечатанном там же) склоняется к этому мнению.

Следует обратить особое внимание на доказательство р. Машиля, выводимое из комментария Раши (Бемидбар 3:6):

«Ибо на него (возложена обязанность) охранять Святилище от приближения постороннего».

Также и аГра (Виленский Гаон) писал в комментарии на начало трактата Тамид:

«А вот в чем заключается охрана: охрана от постороннего, чтобы не приближался, и т.д.»

Получается, что р. Машиль, основываясь на комментарии аГра к Гемаре, пришел к выводу, что одна из задач стражи - чтобы в Святилище не входили ритуально нечистые «тмеим». А поскольку запрет входить в Храм ритуально нечистым действует и в наше время – значит, и заповедь об охране Храма действует и в наше время, рассудил он.

В связи с этим я хотел бы показать, что невозможно, чтобы эта заповедь была актуальна в наши дни:

 

1. Практически стража в наше время могла бы быть только снаружи Храмовой горы, а Писание учит, что основой заповеди была стража коэнов внутри, а левиты снаружи исполняли второстепенную роль, как сказано: «Также и братьев твоих, колено Леви, племя отца твоего, приблизь к себе, пусть они будут при тебе и прислуживают тебе, и т.д.». Но если коэны не несут стражу на своих местах - нет стражи и снаружи. Об этом также сказано в Мишне.

2. Сказано в Сифрей и у Поским: «Ведь не подобен царский дворец, в котором есть стражники, и т.д.» - то есть, сторожевая служба осуществляется, когда есть дворец, а не тогда, когда нет у нас ни Храма, ни Шатра Откровения – кого же будет охранять стража, несущая «службу по святилищу»?

3. И даже если бы эта заповедь велела охранять не обязательно Храм, но и место Храма, в любом случае, разве это почетная охрана? В наше время, когда почет ушел в изгнание от нас и от места нашего Храма, и не мы там ходим, а чужие, какой почет окажет этому месту наша стража, даже если бы нам разрешили поставить ее снаружи?

4. Очевидно, что это повеление возложено на все колено Леви, а также на весь еврейский народ, который обязан для этого отделить колено Леви (а-Хинух). Но в наше время, когда еврейский народ не собирается на Земле Израиля, и нет у нас ни общего суда, ни общности колена Леви – на кого же мы возложим исполнение заповеди?

На основании всего этого, я говорю однозначно, что заповедь об охране Храма действительна лишь во времена существования Храма, как сказано в а-Хинух.

Но нам следует понять слова Раши и аГра, которые писали, что эта заповедь велит не допускать приближения постороннего к Святилищу. Их слова, на первый взгляд, требуют анализа: на каком основании они соединяют эту повелительную заповедь с предостережением: «посторонний да не подходит»? Ведь не допустить постороннего к Святилищу – это такая же обязанность, как удержать еврея от нарушения какого-либо запрета, и вообще уберечь от возможного ущерба («ашават гуфо»[10]), и т.д. – и какое это имеет отношение к обязанности охранять Храм?

 

Мое сердце подсказывает мне, что они намеревались сказать следующее:

Стража была организована таким образом, что все вопросы, связанные со Святилищем, были возложены на эту службу и ее предписания, которые предусматривали, в том числе, чтобы ни один посторонний не примешивался к ним. Иными словами: как производился надзор за всем процессом Храмового служения, начиная с утреннего подъема, когда разделялись на два отряда, которые обходили с дозором, пока не встречались друг с другом и не сообщали друг другу, что все в порядке, и т.д. – так же осуществлялся надзор, чтобы не перемешивались стражники, и не перемешивались привратники, и, тем более, чтобы не перемешивались стражники с привратниками, и, само собой разумеется - чтобы не примешивался к ним посторонний.

И если так был организован порядок стражи и надзора, то очевидно, что в наше время нет места для такого надзора, ибо нет в наше время Храмового служения.


[1] р. Шломо Адени (1567—1625?).

[2] р. Авраам бен-Вениамин-Зеев Брискер, 17 в.

[3] Р. Моше бен Яаков из Куси, 13-й век

[4] р. Шимшон бар Авраам из Шанца, Франция, 1150-1235

[5] Аллюзия на Теиллим 29:9: «и в Храме Его все гласит «Слава».

[6] Бемидбар 3:38

[7] р. Йехуда бен Шмуэль Розанес, жил в Турции, (1657–1727).

[8] Р. Шмуэль Штрашун из Вильно, 1819 - 1885

[9] Йешаягу, 62:6.

[10] Мидраш, и Рамбам вслед за ним, видят в избавлении еврея от возможного физического ущерба (ашават гуфо) частный случай заповеди возвращения потерянного (ашават аведа) (напр., Рамбам считает, что врач выполняет эту заповедь).