Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Автор: Иеуда Ифрах
Журналист и публицист, редактор юридического приложения "Цедек" к газете Макор Ришон. Закончил Отниэльскую ешиву, учился в коллеле Бриск, в ешиве каббалистов Бейт-Эль, у ребе из Комарно в Бейт-Шемеше. Имеет вторую и третью степени от университета Бар-Илан по еврейской философии.  Житель поселения Амона.
Оригинал опубликован впервые в газете Макор Ришон
Перевод[1]: Меир Антопольский

Поселение Ицхар, полу - праздничные дни Песаха. Двадцать лет спустя после издания брошюры "Блажен муж[2]", рав Ицхак Гинзбург, один из ведущих раввинов Хабада в наши дни, собрал фарбренген под заглавием "свободные люди в Стране Израиля[3]". В произнесенном там уроке, содержания которого здесь впервые[4] предлагается широкой публике, рав Гинзбург нанес первые штрихи к теологическому и теософскому оправданию актов, именуемых "таг мехир". Из его слов следует, что поступки эти направлены не только против структур светского истеблишмента Израиля, но и – и даже в первую очередь - против ценностей и самой картины мира религиозного сионизма.
Р. Ицхак Гинзбург. Источник фото.
Прокалыватели шин, создатели граффити и поджигатели дверей мечетей уже давно мешают спать спокойно не только "еврейской секции" Шабака и канцелярии премьер-министра, но и руководству поселенческого движения. С точки зрения последних эти анархисты представляют собой угрозу, почти смертельную, для репутации всего поселенческого проекта. Главная трудность в подходе к этой молодежи, которая "несется безудержно[5]", это то, что у этого стада нет пастыря. Именно потому столь смехотворными выглядят подчас попытки минстра обороны и других чиновников объявить "таг мехир" террористической организацией – нет там ни организации, ни порядка, ни иерархии и командования. Аэрозольную краску для граффити можно купить в каждом хозяйственном магазине, шип для прокалывания шин – в магазине туристических принадлежностей, а бензин – на автозаправке. А целей – как-то: мечетей, автомобилей, принадлежащих арабам, или армейских джипов – на Святой земле хватает.
Однако у них не только нет практической иерархии, но и упорядоченной идеологии. До сих пор не было ни одного значительного духовного лидера, который высказал бы вслух положительное отношение к этому явлению. А потому тому, кто хотел бы добраться до корней, весьма непросто спорить с мотивами поступка. Именно потому так важен обсуждаемый текст. Представляется, что впервые мыслитель уровня рава Гинзбурга прямо обсуждает тему "таг мехир" и находит этому явлению место. Так что, видимо, на самом деле нет идеологического вакуума – за поступками, которые сводят целую страну с ума, стоит система взглядов, направление и цель.

Буйный парень.


Немного цитат из обсуждаемого текста.
«Во время родов бывают схватки. В это время и мать страдает, и младенец нерожденный также чувствует эти схватки. Он начинает буянить, ведет себя бесконтрольно. То, что «ребята» совершают те или иные поступки – все это родовые схватки».
«Есть беременная матка. В каждом месте в государстве есть такая матка, которая рождают новую голову. Но здесь, в Ицхаре, это особенная матка. Это иешива. Задача матки – родить новый народ. И неважно, что это только единицы. Так рассказывают о руководителях Совета четырех земель – они пришли к Бааль Шем-Тову и сказали: «нас миллионы, а у тебя – всего несколько учеников. Что ты сможешь изменить‌?» Мы еще узнаем, что и как влияет и изменяет».
«Мы в процессе родов, и эти схватки – это стадия гойская, ведь [о рождении народа] сказано «народ из среды народа[6]» и потому поступки эти гойские. Приносят жертвы вне Храма[7] и вообще совершают всякие гойские поступки».
(Это место и в статье, и у рава в оригинале не очень понятно сформулировано. Если я правильно понял, р. Гинзбург хочет сказать, что пока "новый еврейский народ" еще не родился, для поведения людей на промежуточной стадии характерны поступки, не типичные для евреев - прим. перев.)
Здесь рав различает три возможных мотива для участия в поступках «таг мехир». Первая – самосуд. «Некоторые начинают так поступать, потому что ему снесли дом». Рав Гинзбург отвергает этот мотив: "Мотив "человек сам вершит суд"  [8] - это не рождение нового народа, а чистый эгоизм, забота частного лица о своем имуществе. Это - не наш путь".
"Более высокий уровень – заповедь «уберечь еврея от греха». Когда мы видим кого-то, кто нарушает заповедь, или даже только собирается нарушить заповедь, то по учению Торы можно ударить человека, чтобы удержать его от греха. Не потому, что он хочет разрушить твой дом, а потому, что вот – еврей, брат твой, солдат в форме, и он сейчас будет совершать грех – надо что-то сделать, чтобы его удержать от этого. Ты беспокоишься не о себе, а об этом солдате – это значительно выше уровнем». Однако, по мнения рава Гинзбурга, и это не тот мотив, который двигает молодежью Ицхара. «Разве это мотив поступков, совершаемых здесь‌? Нет. Даже «уберегать от греха» в силу чистой любви к евреям – нет, здесь идет речь не о том".
Так что же тогда‌? Настоящая движущая сила – это хаос, вызванный рождением новой политической и религиозной парадигмы. «Это просто движения подростка. Который только что вышел на свободу, родился вновь. Это родовые схватки в чистом виде. Он освобождается из египетского рабства, в котором был до сих пор. Он учится в иешиве, и иешива помогает ему освободиться из рабства. Никто ему не говорит делать то или это. Однако, раз уж он только что родился- как мы уже говорили, после родов слегка буянят. Как гои. Это - родовые схватки. В каком мире эта ступень‌? В мире Брия. Там матка, там мать, там рождаются». Итак, согласно раву Гинзбургу, насилие оценивается не само по себе, а в соотнесении с намерениями, которые его сопровождают. Для него нет больше критерия результата, а лишь критерий намерения.

В рабстве у государства.


Несмотря на нескрываемую симпатию к юношам, которые «забавляются перед ним[9]», в продолжение фарбренгена рав Гинзбург пытается развить новый подход, на более высоком уровне, чтобы использовать на их разрушительную энергию «в мирных целях». Прежде, чем мы перейдем к этому подходу, подчеркнем, насколько рав строит свою логику на антагонизме – с одной стороны - к государственному истеблишменту, с другой - к духу религиозного сионизма. Несколько выше в этом тексте он разъясняет понятие «тшуват а-шана[10]»: рав видит в каждом из трех ежегодных праздников намек на вид необходимой тшувы (раскаяния или исправления), причем каждый праздник относится к одному из секторов израильского общества.
Суть праздника Суккот в солидарности израильского общества, как говорит рав: «Тшува прадника Суккот – это возвращение к единству народа Израиля. Это праздник сбора [урожая], праздник четырех видов растений[11], праздник праотца Яакова, о котором сказано, что он «приобщился к народу своему». Т.е., он удостоился праздника собирания, когда «достойны все евреи сидеть в одной сукке».
Этот праздник обращен в первую очередь на исправление харедимного общества. «Кто не хочет быть частью целого‌? Не хочет взять ответственность за судьбу целого‌? Это харедим. Вот стратегия харедимного общества: через десять лет мы будем большинством, и тогда посмотрим, что будет. А до тех пор наша особенность – в нашем отделении от целого, за которое мы не отвечаем. Тшува к целому – это ощущать связь с целом, и чувствовать ответственность за целое».
Праздник Шавуот – праздник дарования Торы. По логике рава, он обращен к светскому обществу. «Есть общество, которое надо вернуть к тшуве в самом буквальном смысле. Надо приближать каждого еврея к тому, чтобы он сказал «исполним и поймем», к соблюдении Торы и заповедей. Это, в первую очередь, тшува светского общества».
А теперь к Песаху, празднику, празднику свободы и нового рождения. По мнению рава Гинзбурга, этот праздник – главный из праздников – обращен в первую очередь к религиозно - сионистскому обществу. «Это время свободы нашей. Это время особенно подходит для тшувы национальному обществу, или религиозно-национальному. Им надо вернутся к Всевышнему. В чем состоит возвращение этого общества‌ В том, чтобы поверить, что есть что-то, что важнее государства. Что важнее государства‌? Ментального подчинения государству‌? Если у тебя кипа на голове, ты верующий еврей, то есть только одно над государством – Всевышний. И вот, тшува Песаха - это освобождение от Египта, Даже в святости есть аспект Египта[12]: это истеблишмент, с которым ты готов жить. Чтобы захотеть Избавления, надо родится заново, освободится от «малости», от слепой веры в «египетский» истеблишмент».
Отсюда рав Гинзбург подходит к тому «новому», что рождается в Ицхаре: «Что же происходит здесь, в этом обществе‌ Это роды, это освобождение от ограничивающего менталитета Египта. Рождается свобода у этих подростков, юношей, свобода от душевного подчинения истеблишменту. И никак это не противоречит тому, что мы любим каждого еврея и хотим приблизить его. Но именно это общество больше подчинено истеблишменту, чем светское. Религиозно-национальное общество подчинено Египту, находится в Египте. И праздник этот – это освобождение от Египта».

Как глина в руках горшечника


Рав Гинзбург – личность, нелегкая для понимания. Без всякого сомнения, это один из самых активных творцов нашего поколения. Книги его легко заполняют три большие полки, демонтрируя удивительную многогранность его творчества, включающего кабалу и психологию, математику, музыку и эпистемологию. Гениальные способности рава Гинзбурга в области логического мышления трудно постижимы. А его творчество в области хасидизма и кабалы – это вообще бесценное сокровище. Однако же духовная и интеллектуальная гениальность рава может сравниться только со степенью его оторванности от реальности, от политических и этических границ. Веками большинство поским, устанавливая галаху, принимали во внимание действительность и налагаемые общественными реалиями ограничения. Не таков рав Гинзбург, для него этих ограничений практически не существует. На его уроках кажется, что реальность – это что-то жидкое или желеобразное, без определенных границ и направлений. Твердой валютой оказывается только упорядоченное и строгое учение кабалы, в весьма своеобразном и творческом толковании рава Гинзбурга. Учение это прорезает жидкую действительность сверху вниз, как луч лазера, и упорядочивает ее в соответствии с высшим планом.
Это касается, кстати, не только его политического учения, но и психологической теории, на основе которой он создал «Школу учения о душе». По его системе психологическая помощь больше основывается на осознании структуры души в том виде, в каком она должна быть по исправлению, сверху вниз, чем на внимательном отношении к сиюминутным проблемам клиента.
Для него нет диалога между полюсами, между высшим и низшим. Низшее есть сырье, глина, отданная умелым пальцам высшего. Почва – это вещь пассивная, женственная, ожидающая высшего повеления. Реальность не учитывают, а спасают. И потому общественное мнение, международное положение и право не очень-то значимы при принятии решений. И точно так же и внутренний мир юных учеников, часто неустойчивый, которые часто не вникают в философские тонкости учителя, что приводит их снова и снова в кабинет следователя.
Парадоксальным образом, основная аудитория рава Гинзбурга – это религиозно-национальная молодежь. По его мнению, только они способны поднять знамя бунта и создать «настоящее» еврейское государство. Рав верен учению Любавичского Ребе, который призывал «делайте все от вас зависящее, чтобы привести праведного Машиха – через первозданный свет, но в сосудах Исправления[13]». Отсюда делается вывод, что Избавление не будет постепенной эволюцией существующего порядка вещей. Из выжатого лимона сионизма нельзя уже, по его мнению, выжать ни капли – он сделал свое дело. Избавление придет через революционное изменение, "новые небеса и новую землю".

Путь ненасилия.


Вернемся на фарбренген. Согласно раву Гинзбургу, «таг махир» не есть конечная цель. Выше него стоит уровень, соответствующий высшему миру Ацилут – ненасильственное убеждение, которое приведет солдата к отказу от выполнения приказа. «В мире Ацилут не надо реагировать вовсе. Все эти реакции юношеские они лишь родовые схватки. Потому, кстати, самая лучшее действие – это перекрытие дорог, ведь это подобает родовым схваткам[14]. Но есть и тот, кто уже родился. Мазаль тов! Родился истинно свободный человек. Ему уже не нужны эти бесконтрольные поступки, он уже не буйствует».
И что тогда‌ «Тогда только надо сказать «Я - Йосеф», указать на истинное Я, и тогда приходит пророчество. «Есть пророки в Израиле». Высший уровень, мир Ацилут – «отвергни приказ». Не просто спасти солдата от дурного поступка, а пробудить его, чтобы и он родился заново, сменил взгляд и принял участие в идеологической революции, совершающейся в стране. Ты солдат, на тебе форма. Но знай – есть что-то, что выше государства – Всевышний. А потому не выполняй этого приказа. Это сила того, кто уже родился: он не должен ничего делать, только действовать силой слова. В мире Ацилут только говорят, уверенно и приветливо, причем с радостью, даже с шуткой, кто умеет пошутить. У того, кто умеет рассмешить собеседника, есть большая сила в мире Ацилут, он может предотвратить много дурного». Итак, цель – ненасильственное гражданское сопротивление. Только путь к добрым намерениям вымощен адом.
Как можно подытожить этот далеко идущий манифест‌? Святой анархизм или Геула, зашедшая в пике‌? Протест против сионистского «еще немного, еще чуть-чуть», или безумие мистика, потерявшего чувство направления‌? И еще: какое влияние имеют эти тексты на молодое поколения «Нагорья[15]»‌? Правда ли, что это лишь «сорняки», как их обзывают руководители поселений, или же это как раз думающие, серьезные молодые люди, которым близка идеология рава Гинзбурга‌? И именно она толкает их к действию‌.

Вам, вероятно, будет интересно прочитать по этой теме также:


[1] Перепечатка перевода разрешена, с обязательной активной ссылкой на наш сайт.

[2] Написанная р. Гинзбургом брошюра памяти д-ра Баруха Гольдштейна, который, предполагая подготовку анти-еврейских погромов в Хевроне, напал на молившихся в Пещере Праотцев арабов, убил 29 из них и ранил более ста, после чего был убит в результате самосуда. Название брошюры намекает на его имя - Барух и одновременно на стих Ирмиягу 17:7 (Благословен человек, который полагается на Господа и чьей опорою будет Господь). Не путать с одноименной книгой, вышедшей несколько позже, и редакторы которой были отданы под суд за "пропаганду расизма".

[3] Аллюзия к словам пасхальной Агады: "Сегодня мы рабы, в будущем году - свободные люди. Сегодня здесь, в будущем году – в Стране Израиля".

[4] Полный текст урока опубликован здесь. Это непростой для перевода текст, но если кто-то возьмется его перевести – мы будем рады его опубликовать.

[5] Аллюзия к Мелахим 2 9:20, где сказано о Йейу, что он "ездит стремительно", но буквально звучит как "ездит безумно".

[6] Дварим 4:34

[7] Очевидно, что эти слова не следует понимать буквально.

[8] Талмудическое понятие, описывающее ситуацию, когда человек возвращает украденное у него имущество или причитающуюся ему плату силой или же обманом, а не через суд, как подобает.

[9] Ср. Шмуэль 2:2:14

[10] Танахическое выражение, буквально означающее «через год». Однако рав здесь обыгрывает слово тшува, которое означает и «круговорот», и «раскаяние».

[11] Традиционно символизирующих праведных и грешных, ученых и невежд.

[12] Здесь и далее рав исполдзует традиционное хасидское понимание названия Египта (Мицраим) как «ограничение» (Мецарим).

[13] Каббалистические понятия, восходящие к книге Зогар. Очень приблизительно можно передать эту мысль так, что нужны новые сосуды, чтобы вместить тот Свет, который сияет со времен, предшествовавших сотворению мира, но до сих пор этот Свет не мог быть вмещен существующими сосудами – реальностью.

[14] Игра слов: «дороги» и «родовые схватки» - омонимы («цирим»)

[15] Группа поселений в центральной Самарии.

Add comment


Security code
Refresh