Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Автор: Мордехай (Моти) Карпель.

 


фото М. Польского

 

М. Карпель – философ и публицист, в прошлом боевой офицер. Активист протестов против сдачи Синая и разрушения Ямита (1982 г.). Первым в истории Израиля отказался от службы в армии из-за несогласия с соглашениями Осло (1993 г.). Один из создателей «Еврейского руководства» в Ликуде, в дальнейшем его покинувший. Житель поселения Бат-Аин.

Впервые опубликовано: газета "Макор Ришон" 8.11.2013

На этой неделе двое в масках  напали на араба-водителя грузовика у ворот поселения Бат-Аин. Солдата, который попытался прийти на помощь арабу, атаковали слезоточивым газом. Нападавших до сих пор не нашли, так что теоретически возможно, что они вовсе и не из числа жителей поселения. Но на самом деле это не принципиально. Жителям Бат-Аина хорошо знакомо это явление – стайки подростков, нападающие на арабов, на солдат, а нередко и на жителей поселения, расходящихся с ними идеологически.

Речь не идет обо всей молодежи Бат-Аина, а лишь об небольшой группе из их числа. Возглавляют их дети из всего нескольких семей, которые можно пересчитать по пальцам одной руки. Да и явление это не возникло в этом поселении, хотя есть немало причин тому, что оно проявилось, в том числе,  именно здесь. "Таг махир" пришел в Бат-Аин, распространившись прежде по Иудее и Самарии. Я говорю и о кругах, воплощающих эту идеологию на практике, и о тех, кто ее лишь поддерживает.

В Бат-Аине живут около двухсот семей, так что речь идет о крошечном меньшинстве, которое действует по своему усмотрению и вопреки воле большинства жителей, причиняя этим многоообразный вред - с точки зрения морали, имиджа, военной и иной.

Хотя исполнители последнего инцидента и не задержаны, по крайней мере в отношении его есть все основания полагать, что это был кто-то из упомянутой молодежи. Этот факт требует глубокого анализа. Как один  из давних жителей Бат-Аина, я также несу свою долю ответственности. Мы давно знакомы с проблемой, но все рассчитывали, что она сама "рассосется". Сейчас мы уже не можем более уклоняться от ее решения, так как ситуация перешла все границы.

На исходе прошлой субботы собралось экстренное собрание жителей поселения, на котором мы рассмотрели возможные меры. В частности, рассматривается возможность исключить из поселения две семьи, дети которых находятся в эпицентре проблемы.

Я полагаю,что углубленный анализ не повредит и вне границ Бат-Аина. До сих пор я избегал обсуждать публично явление «таг махир», хотя проблематичность этого явления мне была очевидна, так же как ее идейные корни. Теперь, видимо, уже невозможно уклониться.

Очищение веры.

Критика в адрес нашего поселения, как в поселенческих кругах, так и в общественном мнении в целом, без сомнения уместна. Отсеем сразу  автоматическую реакцию профессиональных ненавистников  поселенческого движения. Однако реакция «простого народа» - резкое неприятие как нападения на солдата, так и нападения на арабов – это просто дар с небес.

Народ еврейский чувствует – и он прав – что не можно даже помыслить, чтобы еврейский национализм включал бы в себя ненависть к инородцам. Что, если приверженность к Земле Израиля, еврейскому народу, Торе и ее идеалам – коренится в ненависти к другим народам (даже если речь идет об арабах, с которыми у нас идет война за землю) или хотя бы неразрывно связана с такой ненавистью – то это фальшивая приверженность. Сознательно или нет, народ требует от нас очищения веры.

Рав Кук писал в книге «Орот»:

«Любовь к Израилю требует с неизбежностью любви к каждому человеку. Если же она связывается с ненавистью к какой-то части человечества, то это значит, что душа эта не очищена в достаточной мере от чуждых примесей». (стр. 149)

Ксенофобия, ненависть к инородцам, представляет собой интегральную часть европейского национализма. Не имея своего внутреннего содержания, этот национализм нуждается во врагах, в «чужих» и «других», чтобы создать чувство национального единства, солидарности. Европа испытала как поверхностность идей национализма, так и беды, которые он с собой несет, и жители ее стали оставлять эту идеологию.

Наш национальный идеал, напротив, наполнен внутренним содержанием. Этому идеалу не нужна для существования ненависть к иным.  Мало того, идеал этот направлен на исправление всего человечества. Если кому-то для определения, выражения или поддержания еврейского национализма нужно ненавидеть неевреев, «это значит, что душа эта не очищена в достаточной мере от чуждых примесей». Это знак, что и любовь его к евреям неполноценна. Дело не только в том, что ненависть к инородцам деградирует быстро в ненависть к солдатам, к Цахалю, к государству Израиль. А в том, что ненависть к инородцам и к ненависть к своей армии и государству - суть две строны одной медали.

Арабы – наши противники. Мы боремся с ними за Землю Израиля. Борьбу эту следует вести решительно, смело, настойчиво, с глубокой уверенностью в нашей правоте, самоотверженностью и глубокой верой – но без ненависти. В ненависти проявляется слабость тех, кто не может обосновать свою приверженность национальной идее на позитивных основах.

Утверждение, что действия «таг махир» призваны лишь отвлечь внимание армии, чтобы она не могла заниматься выселением евреев – это самообман. На практике эти поступки воспитывают ненависть в исполнителях, и закрепляет ее в их душах.

У нас нет проблемы с арабами

Более того, у нас вообще нет проблемы с арабами. У нас есть проблема с нами самими, внутренняя проблема еврейского общества. Сила арабов лишь отражает степень, в которой мы сами не понимаем своего предназначения, нашей собственной национальной идеи. Как только мы вернемся к себе – а это непременно произойдет – арабы отступят сами, как уже бывало в прошлом.

Слабость государства в целом и армии в частности в борьбе с арабами за землю невыносима и вопиет к небесам, однако частные, партизанские действия ничего не изменят в этом. Суть проблемы в общественном сознании, в непонимании еврейским народом самого себя – вот над чем надо работать.

Сказанное никак не отменяет необходимости бдительной охраны,  оборонительных, а иногда и активных мер устрашения в ежедневной борьбе с арабским врагом на местности. И меры эти могут быть иногда локальными. Однако они должны быть взвешенными, хладнокровными, рассудочными – а не корениться в чувстве ненависти и ярости.

И все сказанное никак не относится к случайному арабскому прохожему. Тот же, для кого связь с Иудеей и Самарией,  с Торой, с народом или с любым другим еврейским идеалом проходит через «начистить арабу морду»  - не понимает, что такое Геула.

Сумятица в отношении к Геуле.

Идейный сбой этот не случаен. Корень его в сумятице. В смешении двух путей Геулы – чудесным и естественным. У каждого пути своя внутренняя логика, каждая действует к лучшему по-своему, пока их не смешивают.

Корень ошибки, стоящей за действиями «таг махир» и за идеологиями, в которых эти действия находят вдохновение, таков: попытка действовать в израильской современной действительности на основе принципов, относящихся к чудесному Избавлению. С этим соединяется традиция хабадских адморов, противопоставлявших русскому царизму свою непреклонность, а также дух еврейского подполья времен войны против британских колонизаторов. Принципы эти названные идеологи воплощают - против государства Израиль, против Цахаля и против арабов (не будь они рядом помянуты). Вне исторического контекста, в совершенно другой ситуации – они действуют так, как будто израильская власть – это русский царизм, а Цахаль – это британская армия. Принципы эти воплощаются инфантильно, нетерпеливо и непродуманно,  и результат предсказуем: «слон в посудной лавке». Мощью еврейского идеализма, вместе с могучим мессианским импульсом, пытаются топорно решать проблемы, нуждающиеся в лазерном лечении, тонком и точном.

И стая молодежи из Бат-Аина – лишь жертвы этой идеологической сумятицы.

Перевод: М. Антопольский

Add comment


Security code
Refresh