Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Автор: Ицхак Имас
19.06.2009
23715
 
Многие, наверное, помнят массовый подъем на Храмовую Гору в последний Суккот. Он послужил причиной бурной реакции не только русского Интернета, но и израильской полиции.

Вечером того дня Иегуда Глик, Генеральный директор Института Храма, на праздничном мероприятии в Старом Городе, взволновано сказал, что впервые очередь на Храмовую Гору была длиннее очереди к Котелю.
Видимо, полиции это не понравилось, как не нравится ей любое изменение в сложившемся "статус кво", и она опасается усиления еврейского присутствия на Храмовой Горе.
На следующий день после этого подъема Иегуда был задержан полицией на некоторое время без внятного объяснения причин, и ему было запрещено подниматься на Храмовую Гору. Таким образом, явочным порядком полиция объявила ему бойкот.

Иегуда подал жалобу в Мировой Суд, и суд вынес постановление в его пользу. Но и это не помогло Иегуде подняться на Храмовую Гору. Полиция по-прежнему его не пускала, и произвол продолжался. Он был вынужден обращаться во все более и более высокие инстанции, и только решение БАГАЦА вынудило, наконец, полицию отступить.

После полугодового перерыва Иегуда Глик смог снова взойти на Храмовую Гору. Но буквально после нескольких поднятий произошел следующий эпизод, который он описывает в своем письме так:
В 13.45 я, как я делаю каждый день, поднялся на Храмовую Гору, чтобы помолиться минху. Как обычно, я помолился во время прохода по южной стороне Храмовой Горы.
Когда юго-восточной стороне я встретил большую группу людей – около 50 человек – из нейрологического отделения больницы Ихилов, их руководитель попросил меня провести для них краткую экскурсию. Я рассказал им о Храме, используя фотографии из книги, изданной Институтом Храма. После этого, я сказал им, что мы находимся в самом святом месте, и предложил сделать что-нибудь особенное. Я достал фотографию Гилада Шалита, и предложил произнести молитву за его скорейшее освобождение. Все сказали амен, включая полицейского. Некоторые прослезились.
После этого я продолжил свой путь, и завершил обычный маршрут без того, чтобы кто-нибудь из полиции сделал мне какое-либо замечание. При выходе полицейский, который сопровождал меня, попросил меня задержаться.
Я не понял в чем дело, и остановился снаружи. Ко мне подошел офицер полиции Томер Пинхаси, и попросил пройти с ним в участок. Ни о чем не подозревая, я пошел с ним в участок, где человек , представившийся мне как Ами Шагар, заместитель командира отделения полиции по надзору над святыми местами, объявил мне, что я арестован и велел одеть на меня наручники на руки, и на ноги. Во время этого, он видимо подал знак, и трое – Ами Шагар, Томер Пинхаси и еще один офицер, фамилию которого я не знаю, набросились на меня, уронили на пол, и Ами с силой надавил мне коленом в лицо, прижимая голову к полу. Остальные вывернули мне карманы и забрали все, что в них было – пелефон, фотоаппарат, документы, удостоверение личности, фотографию Полларда и Шалита.
После этого они усадили меня на стул, я находился в полном шоке. После получасового ожидания, они сняли с рук наручники, и проводили меня к полицейской машине, которая привезла меня в отделение в Кишле, где мне устроили допрос. Снова и снова они спрашивали меня, почему я молился, и почему размахивал фотографиями Гилада Шалита и Полларда. Я отвечал, что я поступаю так всегда, и никто не говорил мне, что с этим есть проблемы.
Я молился минху, как я делаю всегда, и об этом я заранее предупредил Офера (командира полицейского отделения по надзору над святыми местами ) и Ронена (юр. советника Иерусалимского округа) во время подписания соглашения в БАГАЦЕ. Я сказал им, что я шокирован поведением полиции по отношению ко мне. Я соблюдаю закон и всегда слушаюсь указаний полиции. Мне кажется, что никто из той группы, с которой мы вместе молились, не понял, что я арестован, и даже не догадывается , что мы делали нечто предосудительное. После допроса я был отпущен, и мне было объявлено, что мне запрещено подниматься на Храмовую Гору."


Таковы последние события. Мы, то есть организация "Ад ше беХеврон" (Ицхак Имас, Асаф Лернер и др.), занимающаяся организацией подъемов на Храмовую Гору и распространением знаний о Храме, давно знаем и высоко ценим Иегуду Глика. В Свое время он был советником Юлия Эдельштейна, когда тот был министром абсорбции, и оставил государственную работу в знак протеста против Размежевания. Необходимо поддержать его в его борьбе.
...
Справка об Иегуде Глике (взято с сайта ИЗРУС)

Иегуда Глик, директор Института Храма в Иерусалиме. Родился в США, учился в Израиле у известного раввина Ади Штейнзальца и военной ешиве "Хар Эцион". С 1990 года работал в сфере репатриации и еврейского образования. Неоднократно посещал СССР, а после 1991 – различные бывшие республики, в качестве посланника Сохнута, министерства абсорбции и других структур. В тот же период овладел разговорным русским языком. В 1996 г. был назначен пресс-секретарем министерства абсорбции тогдашним главой этого ведомства Юлием Эдельштейном (ИБА).

В течение последующих шести лет занимал различные посты в министерстве, став в 2002 г. директором южного регионального отделения. В апреле 2005 г. демонстративно покинул этот пост, в знак протеста против программы "размежевания". Обладает обширными связями в среде влиятельных религиозных деятелей Израиля и стран СНГ.
 
Ситуация с директором Института Храма Иегудой Гликом - это не его личная борьба, это борьба за наше присутствие на Храмовой Горе, за наше законное право молиться на ней, а также против полицейского произвола.


"Живой журнал" itzhak-imas