Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

А. Яари, "Зихронот Эрец Исраэль". Глава 106.

© Перевод, Г. Майзель 2012

Песах в еврейском батальоне в Бейт-Шеане, 1919 г.

Из дневника Шмуэля Баса, напечатано в еженедельнике Бустенай ("Садовод").

Предисловие к книге здесь.  Другие главы: перейдите к Оглавлению книги

Бет-Шеан, канун Песаха, 5679 год

На фото - бойцы еврейского батальона. Источник: The Fusilier Museum, London.

Канун праздника Песах. Синь небес, как всегда. Безмолвие окрестных гор, окутанных легкими белыми облаками. Я прилег передохнуть на полу большого зала, на соломенном матрасе. Мы тяжело работали. Ночью я стоял на посту возле станции. Приготовили все необходимое для праздника. Утром я поехал и привез все из центрального лагеря.

Вечером мы празднуем праздник Свободы на железнодорожной станции в Бет-Шеане. Двадцать парней, маленькая еврейская группа в сердце арабского населения, сядет к накрытому столу. У нас вино Кармель из Ришона, Реховота и Зихрон-Яакова. Маца. Кошерное мясо. Мы на Родине. Не как в прошлом году - в Египте, стране рабства наших праотцев. Чего нам еще не хватает? Мы испытываем настоящее чувство свободы. Но если бы вокруг нас были тысячи и десятки тысяч наших – радость была бы по-настоящему полной!

Вечер праздника. Большой зал вокзала вымыли дочиста. Еврейский флаг подняли до потолка. Под ним поставили стол. Сделали две длинные скамейки – две доски уложили на большие коробки из-под керосина. На столе расстелили скатерть, новое белоснежное одеяло. На ней поставили большой поднос, доставшийся нам в наследство от черных африканских солдат, стоявших здесь до нас.

Коробки из-под молока стали подсвечниками. В каждую коробку мы поставили свечу. Между подсвечниками – бутылки праздничного ликующего вина. Два горшка с цветами в центре, и молодой саженец эвкалипта во главе стола. На другом конце стола – маца. В большой миске, которую подготовили и признали кошерной - двадцать яиц, вымытых в соленой воде. Горьковатое и вкусное варенье Надлера вместо харосет. Таблетки хинина вместо марора (в Бет-Шеане прописалась малярия, и мы постоянно принимаем хинин).

Солдаты Эрец-Исраэль проводят «Седер» в Эрец-Исраэль! Седер по всем правилам. У нас есть Пасхальная Агада (один из товарищей привез из Хайфы).

С двух сторон стола сели наши сержанты и подняли стаканы: Лехаим! В будущем году в Иерусалиме! Чокнулись и сделали глоток, как полагается. Начинаем трапезу. Наши «официанты», два парня из Петах-Тиквы, приготовили царское угощение. Жареное мясо, как положено, со свежей хасой, прямо с огорода. «Золотой» суп напомнил нам мамин суп. На десерт - консервы из яблок и персиков. Холодная вода с лимоном. Вот и вся трапеза. Да не иссякнет ароматное вино!

Да. Главное забыл. Полная луна плыла в синеве небес над молодыми эвкалиптами, которые шептались вокруг нас, и удивлялась: еврейские солдаты в долине Иордана проводят Седер Исхода из Египта?

В это же время, соблюдая такую же традицию, проводили Седер остальные наши товарищи, солдаты, на всех станциях железной дороги, до станции Цемах. От Хайфы до Цемаха мы стоим на страже Родины. И это утешает в эти трудные времена.

 

4-ый, полу-праздничный день Песаха

Вечером три солдата вышли на патрулирование в Мерхавию. Я провел этот вечер в квуце[1]. Посетил коровники, склады, кухню, рабочие места. Среди этих тружеников я казался себе никому ненужным бездельником.

Что мы делаем на своих должностях? Кого и что охраняем? Мы проводим дни за днями в безделье и зевоте. Мы привыкаем к ничегонеделанию, а здесь люди работают от зари до зари. Вечером, после ужина в квуце, я пошел помочь другу в деревенской работе. Мы грузили на телеги скошенные бобы. Стояла лунная ночь. С вилами в руках и с песней мы вышли в поле. На работе я почувствовал умиротворение и полное душевное блаженство. Как компенсация за все дни безделья. Мы работали энергично. Напоследок мы поднялись на высокие кучи бобовых, и вернулись с песней.

Сильное впечатление произвели на нас польские парни, которые лишь недавно репатриировались в Страну. Все они работали радостно, с полной отдачей. Они влили струю свежей крови в этот застывший уголок.

Назавтра с восходом солнца мы пошли в Тель-Адашим (Тель-Адас). Были там до обеда. Здесь я впервые увидел за работой пожилого А. Д. Гордона. Неизгладимое впечатление. Добрые и теплые глаза с любовью смотрели на нас и на нашу служебную чуждую одежду, размышляя о чем-то своем. Кто знает, о чем размышлял этот чистый и совершенный человек земли, видя еврейских юношей, пришедших из долины Иордана?

Ночью, лежа на соломенном матрасе с остальными членами квуцы, я видел, как он сидел за маленьким столом и водил дрожащей рукой по белому листу.

Предисловие к книге здесь

Другие главы: перейдите к Оглавлению книги

 

[1] первоначальное название кибуца.