Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Предполагаю, что большинство читателей уже слышали из новостей о недавно найденной в Иерусалиме печати праведного царя Хизкиягу, царствовавшего примерно с 727 до 698 гг. до н.э. Хизкиягу был одним из самых выдающихся правителей эпохи Первого Храма. Однако, если рассмотреть печать повнимательнее, нас там ждут сюрпризы.
Вообще, археологи нашли уже немало надписей времен Иудейского царства, несмотря на то, что речь идет о периоде почти трехтысячелетней давности. Самый распространенный вид надписей – это печати на глине, или буллы, которыми обычно запечатывали документы. Климат Израиля несравнимо влажнее, чем в Египте, где папирусы сохраняются тысячелетиями. Поэтому написанные на папирусе документы давно истлели, а вот печати – остались.
Рассказывают, как в 1991 году на встрече археологов обсуждались известные к тому времени печати, и присутствовавший на ней старейший из специалистов по древним надписям профессор Нахман Авигад поделился своей мечтой – увидеть когда-нибудь печать, несущую имя царя Иудеи. Профессор Авигад скончался спустя несколько месяцев после того научного симпозиума, а вскоре выяснилось, что он таки удостоился держать в руках печать царя Хизкиягу, однако не узнал ее, неправильно прочтя одну букву!
С тех пор в руки ученых попали еще семь печатей этого царя Хизкиягу. Появившаяся недавно – уже как минимум девятая. Уникальность ее в том, что только она была найдена в ходе полноценных научных раскопок. Все прежде найденные печати царя Хизкиягу, хранящиеся ныне в частных коллекциях, нашли нелегальные охотники за древностями. Эти люди, понятно, не стремятся делиться с научным сообществом информацией о том, где и как они нашли эти сокровища. Теперь же «научно найденная» печать подтвердила подлинность печатей остальных.

Крылатое солнце с анхом (слева) и крылатый скарабей (справа) на печатях царя Хизкиягу. Источник: Deutch R., Biblical Period Hebrew Bullae: The Joseph Chaim Kauffman Collection, Tel Aviv 2003.

Если всмотреться в изображение, кроме надписи «Хизкиягу, сын Ахаза, царь Иудеи» мы видим на печати солнечный диск с крыльями и иероглиф «Анх» (известный еще как «коптский крест»). Две из прежде известных печатей практически идентичны этой, а шесть других – с точно такой же надписью, но несут изображение крылатого жука-скарабея.
Специалистов, надо сказать, обнаружение этих символов не потрясло. Уже десятки лет ученые исследуют оттиски на кувшинах того же времени, несущие схожие символы – или солнце с двумя крыльями, или скарабей с четырьмя – и надпись, что они принадлежат царю или предназначены для царя. Ученые предполагают, что в этих кувшинах были продукты, хранящиеся для военного времени, – стратегический запас, как сказали бы сейчас. Или продукты, предназначающиеся для царского двора. Также в те времена часть налогов могла собираться в виде продуктов, и надпись на кувшинах означала их принадлежность царской казне. Таких оттисков на просторах Иудеи найдены многие тысячи.
А символы на печатях и кувшинах на много веков древнее этих печатей, их родина – Древний Египет. Иероглиф «Анх» означает «жизнь». Мы находим этот символ на изображениях большинства египетских божеств – в руках или на их груди. Этот иероглиф также неизменно присутствует в захоронениях фараонов. Судя по всему, в этих случаях он символизировал не просто жизнь, но жизнь вечную. Крылатый скарабей и крылатый солнечный диск в египетской иконографии тоже чрезвычайно распространены и в значительной степени взаимозаменяемы. Оба они символизируют солнечного бога Ра, особенно в его утренней ипостаси, называемой Хепри. Если не особо вдаваться в подробности египетской мифологии, то эта ипостась была связана с восходом солнца, сотворением мира и воскрешением из мертвых.
Анх поддерживает солнце (из папируса Ани); крылатый скарабей (7 в. до н.э.), из коллекции  Chicago Art Institute; крылатый солнечный диск, храм Мединет Хабу в Луксоре.

Так что же, спросите вы, самый праведный из царей древней Иудеи, который, согласно Талмуду, был почти Мессией, сделал своей царской эмблемой языческие символы, заимствованные из Египта? Получается, что так. Но не судите великого царя слишком поспешно – ведь Хизкиягу остался в истории, в первую очередь, именно как очиститель иудаизма от всяческой примеси и намека на язычество и идолопоклонство. Как повествует Танах, царь Хизкиягу не только истребил локальные жертвенники, ритуальные столбы и священные деревья, но даже уничтожил медное изображение змея, изготовленного самим Моше, – поскольку змей этот стал соблазном для нетвердых в монотеизме евреев.
При этом ни отец его – царь Ахаз, ни сын и наследник – царь Менаше не были, мягко говоря, тверды в своем единобожии, и Танах описывает этих царей более чем критически. Но Ахаз при этом никаких символов не заимствовал и пользовался печатью, на которой было только имя. Тогда почему же именно праведный монарх взял себе фактически на знамя скарабея, солнце и «Анх»?
Ученые предлагают несколько объяснений. Венгерский египтолог Чаба Балог видит в этом намек на союз евреев с египтянами против ассирийского нашествия. Проблема этой гипотезы в том, что союз этот был шатким и кратким, а вот символика сохранилась на протяжении всего правления Хизкиягу и перешла потом также к его сыну Менаше.
Американский профессор Меир Любецкий, наоборот, считает, что знаки эти были выражением величия Иерусалимского царства после того, как иудейский царь стал единственным еврейским правителем – ведь Северное, Израильское царство было уничтожено ассирийцами. Однако и к этой гипотезе есть вопросы: в Египте эти символы несли не столько царское, сколько религиозное значение. Да и вряд ли можно сильно впечатлиться величием небольшого государства, наполовину разрушенного и лишь чудом устоявшего против ассирийского нашествия.
Мне кажется, необходимо принять во внимание, что Хизкиягу был не просто достойным царем. На протяжении всего правления рядом с ним был его великий учитель и соратник, хоть и не занимавший государственных должностей, но, несомненно, влиявший на всё, что делалось в царстве, – пророк Йешаягу (Исайя). И это, кстати, еще один существенный аргумент против обвинения Хизкиягу в языческих влияниях: пророк точно не промолчал бы, если бы увидел в использовании этих символов – по всему царству, во многих тысячах оттисков! – что-то недолжное.
В книге пророка Йешаягу нам особенно заметна универсалистская линия, подчеркивающая, что Б-г, которому служат в Иерусалиме, – это Единый Б-г всех народов, а не только лишь одних евреев. Может ли быть, что это видение мира близкого к царю пророка повлияло на решение выбрать в качестве эмблемы символику, понятную всем культурным народам той эпохи, а не только соотечественникам?
Автор: Меир Антопольский.
Впервые опубликовано на сайте jewish.ru

Использованная литература (частичный список):
Robert Deutsch, Lasting Impressions: New Bullae Reveal Egyptian-Style Emblems On Judah’s Royal Seals, Biblical Archaeology Review, Volume 28, Number 4, 2002
Robert Deutsch, Six New Unrecorded Israelite Hebrew Seals, Sheffield Phoenix Press, 2015
Daniel Sarlo, Winged Scarab Imagery In Judah. University Of Toronto, 2014
Robert Deutsch, First Impression: What We Learn from King Ahaz’s Seal. Biblical Archaeology Review, July 1998

Приглашаем на экскурсию в ближайшую пятницу:


Add comment


Security code
Refresh