Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

После того, как мы опубликовали малоизвестные описания Храмовой горы – 3-2 века до н.э. и 4-го века н.э., мы решили предложить вашему вниманию текст более близкий к нашему времени, подробно описывающий Иерусалим и особенно – Храмовую гору – в 1046 г., т.е. через три века после арабского завоевания и незадолго до крестоносцев. Кроме того, что это просто интересный текст, он еще и позволяет определить, что из существующих строений на Горе добавлено и изменено крестоносцами или турками, а что – унаследовано от ранне-арабского периода и времен более древних. Кроме того, текст передает нам традиции и легенды, бытовавшие среди мусульман того времени. В частности, очевидно (как и из других мусульманских, христианских и еврейских текстов тех времен), что ни у кого не было сомнения, что Золотой купол выстроен на месте Иерусалимского Храма ("мечети Соломона"). Характерно, что сам город Иерусалим называется здесь (как и в других арабских тестах до эпохи крестносцев) Бейт-ал-Мукаддас – явно трансформация ивритского понятия Бейт а-Микдаш (Храм).

Насир Хосров (или Насир-и-Хисрау, 1004 – 1088 гг. )- выдающийся персидский философ и поэт, уроженец нынешнего Таджикистана. Он жил в Афганистане, затем путешествовал по всему мусульманскому миру, чему и посвятил книгу "Сафар-Намэ", отрывок из которой вы читаете. В далнейшем он присоединился к секте исмаилитов,за что  подвершался преследованиям и жил в бегах.

Перевод с фарси: Е. Э. Бертельс, М. Academia, 1933. Источник.

Примечания - редакции сайта "Место Встречи", причем использовались как примечания Бертельса, так и труд Ги Ле Странжа "Палестина под властью мусульман", Лондон, 1890. В том, что касается идентификации ворот Храмовой горы, мы полагались на Ч. Уильсона, чьи соображения приводит в своей книге Ле Странж.

В конце текста мы прилагаем схему Храмовой горы во времена Насира Хосрова, которую позаимствовали из книги Ле Странжа.

Насир Хосров, "Сафар-Намэ". Из главы третьей.

Бейт-ал-мукаддас и его мечеть. Камень сахра и купол под ним

Пятого Рамазана четыреста тридцать восьмого года[1] мы вошли в Бейт-ал-Мукаддас[2]. Со дня нашего отъезда прошел целый солнечный год, и мы все это время были в пути и нигде не отдыхали как следует.

Жители Сирии и окрестностей называют Бейт-ал-Мукаддас — Кудс. Если кто-нибудь из жителей этой местности не может отправиться в хадж, он в положенное для этого время направляется в Кудс, проводит там столько дней, сколько нужно провести в Мекке, и по обычаю празднует праздник Жертвоприношения[3]. Иногда бывает, что в начале месяца Зу-л-Хидджэ туда сбирается на поклон более двадцати тысяч человек. Туда возят и детей и совершают там обрезание.

Из областей Рума[4] и других местностей туда ездят тоже в большом числе христиане и евреи, чтобы поклониться церкви и синагоге. Большая церковь будет описана далее, на своем месте.

Окрестности и пригороды Бейт-ал-Мукаддас гористы, но вся земля там возделана и много масличных, фиговых и других деревьев. Воды там нет совершенно, но тем не менее там много богатств и жизнь дешева. Там есть хозяева, у каждого из которых колодцы и цистерны наполнены более чем пятьюдесятью менами[5] оливкового масла; они развозят его оттуда во все страны света.

Говорят, что в Сирийской земле никогда не бывало недорода, а от верных людей я слыхал, что некий великий муж увидел во сне пророка, мир и благословение да будет над ними, и сказал ему: «О пророк Божий,  облегчи нам жизнь». Пророк, мир да будет с ним, ответил: «Я ручаюсь за хлеб и за масло Сирии».

Теперь я опишу город Бейт-ал-Мукаддас. Это город, расположенный на вершине горы. Воды там, кроме дождевой, нет. В окрестностях есть ручьи, но в самом городе нет. Вокруг города возведена прочная стена из камней, скрепленных известью, с железными воротами. Около города нет ни одного дерева, так как город стоит на камне.

Это большой город. В то время, когда я посетил его, там было двадцать тысяч человек жителей. Там есть красивые базары, высокие здания; вся земля его вымощена каменными плитами. Где была гора или возвышение, их срезали и сравнивали, так что, когда идет дождь вся земля в городе вымывается начисто.

В городе много ремесленников и каждый цех занимает на базаре отдельный ряд. Мечеть в восточной части города и восточная стена города, вместе с тем, и стена мечети. Если пройдешь за мечеть, раскрывается большая бесконечная ровная долина, называемая Сахирэ.

Говорят, что эта равнина и будет местом Воскресения мертвых и что там произойдет страшный суд. По этой причине туда собирается много народу со всех концов мира и селятся там, чтобы умереть в этом городе и, когда придет назначенный Господом великим и преславным срок, явиться на место свидания.

О Боже мой, в этот день защити рабов твоих и помилуй! Аминь, о господи миров!

На краю этой равнины — большое кладбище[6], где похоронено много святых людей; люди молятся там, простирают с мольбою руки, и Господь всевышний внимает их мольбам.

О Боже мой, услышь мольбы наши, прости нам прегрешения наши и скверну нашу и помилуй нас по милости твоей, о милосерднейший из милосердных!

Между мечетью и этой равниной Сахирэ лежит большая, глубокая долина[7]. В долине этой, похожей на ров, есть большие строения, выстроенные так, как строили раньше. Я видел там каменный купол, высеченный из камня и поставленный на дом. Трудно себе представить что-нибудь более удивительное, нельзя даже догадаться, как его могли поднять с места. Молва гласит, что это дом фараона, а долина — долина Геенны.

Я спросил, почему ее так прозвали. Мне ответили: — Во время своего халифата Омар сын Хаттаба[8], да помилует его господь, разбил на равнине Сахирэ свой лагерь. Увидев эту долину, он молвил: — Это долина Геенны. Простой люд говорит, что всякий, кто дойдет до конца этой долины, услышит голоса грешников в аду и что оттуда доносятся крики. Я ходил туда, но ничего не слыхал.

Если пройти от города на юг полфарсаха и спуститься вниз, придешь к источнику, бьющему из скалы и называемому Ай-Сельван. Около него много строений, вода его течет в деревню, где тоже выстроено много зданий и разведены сады. Говорят, что тот, кто вымоет голову и тело этой водой, исцеляется от хронических страданий и болезней. На поддержание этого источника делается много пожертвований.

В Бейт-ал-Мукаддас есть прекрасная больница, на нее жертвуется много денег и многим больным там дают снадобья и лекарства; при ней состоят врачи, получающие содержание из пожертвованных сумм.

Мечеть[9] находится на краю города, с восточной стороны, одна из стен ее прилегает к долине Геенны. Если поглядеть на эту стену снаружи мечети, то видно, что на протяжении ста арат она возведена из огромных камней, без применения глины и извести. С внутренней стороны мечети оконечность стены идет прямо.

Мечеть эту построили на том месте, потому что там находится камень Сахра, а камень этот — тот самый, который господь, велик и славен да будет он, повелел Моисею, мир да будет с ним, сделать Кыблой. Когда последовало это приказание и Моисей сделал Кыблу, он после этого долго не прожил и в скором времени скончался. Затем Соломон, мир да будет над ним, в эпоху своего правления повелел выстроить вокруг этого камня, являвшегося Кыблой, мечеть, так что Сахра оказался посредине мечети, и там же были михрабы[10]. До эпохи пророка нашего Мухаммеда, избранного, да помилует его господь и да сохранит, эту скалу считали Кыблой и совершали намаз, обращаясь в ее сторону до тех пор, пока господь благословенный, всевышний не приказал сделать Кыблой дом Ка'бы; описание скалы будет дано на своем месте.

Я хотел смерить площадь этой мечети, но решил сначала хорошенько изучить и разглядеть внешний вид и расположение ее, а потом уже смерить. Долгое время я ходил по этой мечети и рассматривал ее, пока не увидел на северной стороне возле купола Иакова, мир да будет с ним, вырезанную на камне надпись на арке; — длина этой мечети семьсот четыре арата, а ширина четыреста пятьдесят пять. За меру взят “царский гез”. А “царский гез” —это то, что в Хорасане называется “гез-и шайеган” и составляет немного менее полутора араш[11].

Пол мечети крыт каменными плитами и промежутки между ними заполнены свинцом. Мечеть лежит в восточной части города, так что, чтобы пройти от базара к мечети, надо идти на восток.

Сначала возвышается прекрасный портик, тридцати гезов вышины и двадцати гезов ширины, состоящий из арки и двух крыльев. И крылья и аркада портика разукрашены эмалированным стеклом, укрепленным в извести, с самыми разнообразными рисунками, столь яркими, что, когда взглянешь на них, темнеет в глазах. Таким же способом на портике выведена надпись и написан титул Египетского султана. Когда на нее светит солнце, лучи так блестят, что разум теряется. Над портиком возведен купол из симметричных камней. Там же имеются две изящные двери, изукрашенные Дамасской бронзой, похожей на чистое золото, и различными рисунками. Высота каждой из них пятнадцать гезов, ширина— восемь. Эту дверь называют “Дверью Давида”, мир да будет с ним[12].

Когда войдешь в эту дверь, по правую руку находятся две большие галереи, в каждой из них двадцать девять мраморных колони. Капители и базы их сделаны из разноцветного мрамора, а промежутки между камнями заполнены свинцом. На колоннах этих покоятся каменные арки, выстроенные без применения глины и извести, так что каждая арка состоит из четырех-пяти камней, не больше. Эти галереи идут почти что до самой Максурэ[13].

По левую руку от дверей, то есть на север, тянется другая длинная галерея из шестидесяти четырех арок, покоящихся на мраморных колоннах. Там, в той же самой стене, имеется дверь, называемая Баб-эс-Сахр[14].

Мечеть тянется с севера на юг, причем, если отрезать от нее Максурэ, останется квадрат, в южной части которого находится Кыбла. С северной стороны — две другие двери, одна рядом с другой, ширина каждой из них семь гезов при высоте в двенадцать. Эти двери называются Баб-ал-Асбат[15].

Когда войдешь в эти двери, снова встречаешь большой портик, идущий поперек мечети, то есть по направлению к востоку. Все эти двери такой же величины, как Баб-ал-Асбат, и изукрашены железом и бронзой так, что трудно найти что-нибудь более красивое. Эти двери называют Баб-ал-Абваб[16], потому что в остальных местах двери стоят попарно и только в этом месте их три.

Между этими двумя портиками, находящимися с северной стороны, в галерее, арки которой покоятся на колоннах, возвышается купол, лежащий на высоких колоннах и украшенный лампадами и светильниками и называемый куполом Иакова[17], мир да будет с ним. Здесь Иаков совершал намаз.

Поперек мечети проходит еще галерея, в стене ее — дверь[18] и за этой дверью — два суфийских монастыря, там устроены прекрасные места для намаза и михрабы.

Люди, принадлежащие к числу суфиев, постоянно проживают там, там же совершают и намаз[19], а в большую мечеть ходят только по пятницам, когда до них долетает звук “текбира[20]”.

На северном углу мечети есть прекрасная галерея и большой красивый купол. На нем написано: “Это михраб Захарии, пророка”, мир да будет с ним[21]. Говорят, что он постоянно совершал намаз в этом месте.

На восточной стороне мечети, в самой середине, возвышается огромный, чрезвычайно красивый портик, выстроенный из симметрических камней так, что он кажется сделанным из одного камня. Высота его—пятьдесят гезов, ширина—тридцать; он весь разукрашен рисунками и резьбой. В нем десять дверей, устроенных так, что расстояние между отдельными дверями не больше длины ступни. Двери чрезвычайно пышно разукрашены железом и Дамасской бронзой; к ним приделаны кольца и вбиты гвозди. Говорят, что эти двери построил Соломон, сын Давида, мир да будет с ним, для своего отца.

Когда пройдешь через этот портик, снова на восток от него находишь две двери: правая называется Баб-ар-Рахмет[22], а другая — Баб-ат-Таубет[23]. Говорят, что около этой двери Господь, велик и славен да будет он, принял покаяние Давида, мир да будет с ним[24].

Около этого портика — изящная небольшая мечеть. Когда-то она была открытым проходом, а потом из прохода сделали мечеть и разукрасили ее разнообразными циновками. К ней приставлены отдельные служители. Туда ходит много людей, творят намаз и стараются приблизиться к Господу, благословенному и всевышнему, ибо там было принято покаяние Давида, мир да будет с ним, и все люди надеются отвратиться от непокорности. Говорят, что Давид, мир да будет с ним, переступил через порог этой двери, когда в откровении ему была сообщена благая весть, что Господь, велик и славен да будет он, принял его покаяние. Он остался в этом месте и стал предаваться молитве.

И я, Насир, сотворил намаз в этом месте и просил у Господа, велик и славен да будет он, споспешествования в послушании и освобождения от непокорности.

Пусть Господь, велик и славен да будет он, поможет всем рабам его в том, что он считает похвальным, и подаст им молитвами Мухаммеда и чистого рода его покаяться в непокорности.

По восточной стене, там, где она упирается в южный угол (а Кыбла тоже с южной стороны), против северной стены, находится подземная мечеть[25], куда надо спуститься на много ступенек. Площадь ее — двадцать гезов на пятнадцать, крыша каменная, колонны мраморные. Там стоит колыбель Иисуса. Она из камня, и так велика, что люди совершают в ней намаз. Я тоже совершил там намаз. Ее укрепили в земле, так что она не качается, и это — та самая колыбель, в которой Иисус лежал в детстве и разговаривал с людьми. Колыбель эта в мечети поставлена вместо михраба.

В этой мечети есть еще и михраб Марии, мир да будет с ней, с восточной стороны, и там же еще и михраб Захарии, мир да будет с ним. Стихи Корана, в которых говорится о Марии и Захарии, написаны на этих михрабах. Говорят, что местом рождения Иисуса, мир да будет с ним, и была эта мечеть.

На камне одной из колонн есть след двух пальцев, как будто бы кто-то схватился за эту колонну двумя пальцами. Говорят, что Мария схватилась за эту колонну, когда разрешалась от бремени. Мечеть эта известна под названием “Колыбели Иисуса”, мир да будет с ним. Там подвешено много бронзовых и серебряных лампад, которые горят каждую ночь.

Когда выйдешь из двери этой мечети и пойдешь по той же восточной стене, в углу большой ограды будет другая мечеть, большая и красивая, в два раза больше мечети “Колыбели Иисуса”. Ее называют “Дальней мечетью[26]" и это — та самая мечеть, куда господь, велик и славен да будет он, в ночь Мираджа[27] восхитил избранника своего, да помилует его господь и да сохранит, из Мекки и откуда вознес его на небо, как он упоминает об этом в Коране: “Да будет благословен тот, кто перенес ночью раба своего из священного храма в дальний храм[28]”. Там выстроено изящное здание, положены красивые циновки и приставлены особые служители, которые постоянно поддерживают в ней порядок.

Если ты оттуда повернешь назад к южной стене, встретится пространство около двухсот гезов, где нет крыши. Крыша большей мечети — четыреста восемь араш в длину, имеет максурэ по правую руку и прилегает к южной стене. Западная сторона крыши в ширину — четыреста пятьдесят арашей. Там двести восемьдесят мраморных колонн, а на колоннах покоятся каменные арки. Капители и колонны покрыты скульптурной работой, а пространства между отдельными камнями заполнены свинцом, так что прочнее ничего быть не может. Расстояние между двумя колоннами —шесть гезов. Пол крыт разноцветными мраморными плитами, промежутки между ними залиты свинцом. Максурэ находится посредине, она настолько велика, что там помещается шестнадцать колонн. Она покрыта очень большим куполом, изукрашенным мозаикой, как уже говорилось ранее.

Пол ее прикрыт Магрибинскими циновками, повсюду висят, каждая на отдельной цепи, лампады и светильники. В ней устроен большой михраб, украшенный мозаикой, а с двух сторон его — два мраморных столба цвета красного агата. Вся Максурэ крыта внутри разноцветными мраморными плитами. По правую руку — михраб Муавии[29], по левую — михраб Омара, да помилует его Господь.

Крыша максурэ — деревянная, расписная и покрыта резьбой, а в стене ее, которая выходит во двор, устроено пятнадцать арок и изящные двери, каждая пятнадцать гезов в высоту и шесть в ширину. Из них десять на той стене, которая четыреста двадцати гезов длины, и пять — с той, которая ста пятидесяти гезов. Из этих дверей одна — бронзовая, чрезвычайно изящной и красивой работы, так что даже кажется, что она золотая: украшения на ней сделаны из черненого серебра. На ней написано имя халифа Мамуна[30]; говорят, что Мамун прислал ее из Багдада. Когда открывают все двери, внутри мечети становится так светло, словно это двор, не покрытый крышей. Но, когда ветер или дождь, — дверей не открывают, и свет падает через окна.

Со всех четырех сторон этой крыши находятся сундуки, из которых каждый принадлежит какому-нибудь городу Сирии и Ирака. Возле них пребывают муджавиры[31], как это делается в священной мечети в Мекке, да почтит ее господь всевышний.

За крытой частью мечети вдоль длинной стены, уже упомянутой ранее, идет галерея из сорока двух арок, все колонны ее — из разноцветного мрамора. Эта галерея соединяется с галереей западной.

Внутри крытой части устроен водоем, в который стекает дождевая вода, когда идет дождь. Когда он закрыт, он на одном уровне с землей.

В южной стене — дверь, и там — места для омовений и вода; если кто-нибудь нуждается в омовении, он может пойти туда и возобновить свое омовение, потому что, если он выйдет из мечети, он не поспеет к намазу и пропустит его по причине величины мечети.

Крыши мечети сделаны все из листового свинца, а в полу ее устроены водоемы и цистерны. Мечеть стоит на скале и, таким образом, сколько бы ни лило дождя, вода не уходит наружу, не теряется, но вся стекает в цистерны, и люди могут пользоваться ею. Устроены также и свинцовые стоки, по которым стекает вода, каменные цистерны расположены под стоками, а в стоках устроено отверстие, через которое вода вытекает и попадает в цистерну, не загрязняясь и не портясь.

В трех фарсахах от города я видел большой водоем, куда собирается вода, текущая с гор. От водоема устроен канал, по которому вода течет в мечеть.

Вообще из всего города в мечети воды больше всего.

Однако во всех домах тоже устроены водоемы для дождевой воды, ибо, помимо дождевой воды, другой там нет. Каждый собирает воду у себя на крыше, и бани и все остальные учреждения питаются дождевой водой. Водоемы, устроенные в мечети, никогда не нуждаются в починке, потому что это твердый камень. Если даже в скале были трещины или отверстия, их заделали так прочно, что водоем испортиться никогда не может. Говорят, что все это устроил Соломон, мир да будет с ним.

Верхний край водоемов сделан наподобие печи, и сверху они покрываются каменной крышкой, чтобы туда ничего не упало. Вода в этом городе слаще и чище, чем где бы то ни было, и если идет небольшой дождь, по стокам вода бежит два или три дня, так что небо уже совсем ясное, туч нет и следа, а капли дождя все еще капают.

Я уже говорил, что город Бейт-ал-Мукаддас выстроен на скале и что почва его очень неровная. Однако в мечети пол ровный и гладкий, а снаружи мечети, в соответствии с местностью, где есть уклоны, там стена мечети выше, потому что стена опускается в более низкое место; где идет подъем, там стена ниже. Поэтому из тех мест и тех кварталов города, которые лежат и низине, ведут в мечеть подземные ходы, выходящие на двор мечети и закрытые дверями. Одна из этих дверей называется Баб-ан-Неби[32], да помилует и да сохранит господь пророка. Она находится на стороне Кыблы, то есть на стороне южной, и ширина ее десять гезов, а высота, то есть высота свода этого прохода, в зависимости от числа ступенек,— от пяти до двадцати гезов.

Над этим сводом стоит крытая часть мечети и он настолько прочен, что на нем можно было выстроить даже такое большее здание и это не оказывает на него никакого действия. При постройке его применяли такие камни, что разум не и состоянии постигнуть, как человеческая сила могла перенести и установить такие тяжести. Говорят, что сооружение это выстроил Соломон, сын Давидов, мир да будет с ним. А пророк наш, да сохранит его Господь и да помилует, в ночь Мираджа прошел в мечеть через этот ход, ибо дверь его обращена в сторону Мекки.

Около двери на стене, на камне, отпечаток вроде большого щита. Говорят, что Хамза-ибн-Абд-ал-Мутталиб, дядя посланника, мир да будет с ним, сидел там и, закинув щит за спину, прислонился к стене; это и есть отпечаток его щита.

У входа в мечеть, где выходит этот подземный проход, навешена дверь из двух половинок; в этом месте внешняя стена ограды — около пятидесяти гезов высоты. Устроен этот проход для того, чтобы жителям квартала, лежащего у подножия мечети, не надо было проходить через другие кварталы, когда они пожелают пойти в мечеть.

Около двери мечети, по правую руку, в стену вделан большой камень высотою в пятнадцать арашей и шириной в четыре; в этой мечети нет камня больше этого, но во внешней стене, на высоте тридцати четырех гезов, много камней в четыре и пять гезов.

В поперечной части ограды, с восточной стороны есть дверь, называемая Баб-ал-Айн[33]. Выйдя из этих дверей и спустившись вниз, попадаешь к источнику Сельван.

Там есть еще вторая дверь, тоже закрывающая подземный ход, она называется Баб-ал-Хиттэ[34]. Говорят, что это — та самая дверь, через которую господь, велик и славен да будет он, повелел пойти в мечеть израильтянам, как говорит всевышний в Коране: “Войдите в дверь, совершая коленопреклонение, и скажите: — Отпусти нам грехи наши и мы простим вам ваши прегрешения. Поистине, мы осыплем справедливых щедротами”[35].

Кроме того еще есть дверь, называемая Баб-ас-Секинэ[36]; в проходе, который ведет к ней, устроена мечеть, где много михрабов, но первые ее двери всегда закрыты, чтобы туда никто не мог войти[37]. Говорят, что там поставлен Ковчег Завета, о котором Господь благословенный, всевышний упоминает в Коране, говоря, что его несли ангелы.

Всего дверей в ограде Бейт ал-Мукаддас, подземных и надземных, — девять. Я описал их все.

Описание площадки посреди двора, ограды и камня сахра, который был кыблой до появления ислама

Посредине двора устроена площадка: она сделана потому, что камень Сахра слишком высок и его не могли перенести в крытую часть мечети. Основание ее — триста тридцать араш на триста, высота — двенадцать гезов. Поверхность у нее ровная и так же, как и стены, выложена мрамором, причем промежутки залиты свинцом. С четырех сторон ее из мраморных досок устроено нечто вроде ограды. Площадка эта устроена так, что подняться на нее можно только по специально для этого устроенным проходам. Поднявшись на площадку, находишься над крышей мечети. Посреди этой площадки устроена подземная цистерна, и, когда только идут дожди, вся вода по стокам стекает в эту цистерну. Вода в ней еще чище и слаще, чем во всей остальной мечети. На этой площадке четыре купола, причем самый большой из них над камнем Сахра, служившим ранее Кыблой.

Описание купола сахра

Ограда расположена так, что площадка приходится но самой середине ее, купол над Сахра стоит по самой середине площадки, а сам Сахра посередине купола. Это — правильное восьмиугольное здание, каждая сторона которого составляет тридцать три араша. С четырех сторон, то есть со стороны восточной, западной, северной и южной, имеется по двери, а между каждыми двумя дверями — глухая сторона восьмиугольника. Все стены сделаны из обтесанных камней, высотою в двадцать арашей.

Сам камень сто гезов в окружности и форму имеет неправильную, то есть не квадратный и не круглый, а просто несоразмерный в своих частях, как бывают скалы в горах. С четырех сторон Сахра стоят четыре квадратных пилястра, такой же высоты, как и стены помянутого здания, а между каждыми двумя из этих четырех пилястров поставлено по две мраморных колонны, такой же высоты, как и пилястры. На этих двенадцати опорах и покоится купол, над которым стоит Сахра, окружность его — сто двадцать арашей. Между стеной здания и этими пилястрами и колоннами, — а под пилястрами я разумею то, что квадратной формы и сложено из камней, под колоннами же — то, что высечено из одного целого куска и круглой формы, — следовательно, между этими пилястрами и стеною здания выстроено шесть других пилястров из симметричных камней. Между каждыми двумя пилястрами стоит по три колонны из разноцветного мрамора, на равном расстоянии друг от друга, так что в первом ряду между двумя пилястрами стоит по две колонны, здесь между двумя пилястрами по три колонны. У капителей пилястров по четыре волюты и каждая служит основанием для арки, у капителей колонн две волюты, так что на канители колонны покоятся только две арки; тогда как на капители пилястров их четыре. На этих двенадцати пилястрах, стоящих вокруг Сахра, лежит огромный купол. Он настолько велик, что, если посмотреть в ту сторону на расстоянии фарсаха, купол этот кажется вершиной горы, ибо высота его от основания до вершины — тридцать арашей, стоит он, в свою очередь, на стенах и пилястрах высотою в двадцать гезов, стены эти составляют часть здания, выстроенного на площадке, а высота площадки, в свою очередь, двенадцать гезов. Таким образом от земли двора до вершины купола шестьдесят два геза[38]. Потолок этого здания покрыт резьбой, а капители пилястров, колонн и стены — скульптурной работой, подобных которой найти не легко.

Сахра возвышается над землей на высоту человеческого роста; вокруг возведена мраморная ограда, так что рукой до него не достать. Это камень темно-синего цвета, и человеческая нога на него никогда не ступала. Со стороны Кыблы он несколько ниже и с этого бока имеется след, словно кто-то прошелся по нему, причем ноги его погружались в этот камень, так что на нем, как на мягкой глине, сохранились отпечатки пальцев ноги. Таких следов на нем — семь.

Я слыхал, что Авраам, мир да будет с ним, был там и Исаак, мир да будет с ним, который был тогда еще ребенком, вскочил на камень, и это следы его ног.

В здании Сахра постоянно есть люди, муджавиры и молящиеся, пол покрыт красивыми циновками из шелка и других материалов, а посередине здания, над самим Сахра, на серебряной цепи подвешена серебряная лампада. В этом здании много серебряных лампад и на каждой из них написано сколько она весит. Лампады эти — дар Египетского султана. По моему подсчету, там было тысяча мен серебра в изделиях.

Я видел там свечу огромных размеров — длина ее была семь арашей, а окружность три ладони, по цвету она напоминала камфару и состояла из воска, смешанного с амброй. Говорят, что Египетский султан каждый год присылает много свечей; среди них одна всегда такая большая и на ней золотыми буквами написано имя султана.

Это место — третий дом Господа, велик и славен да будет он. Всем богословам известно, что всякий намаз, который совершают в Бейт-ал-Мукаддас, равняется двадцати пяти тысячам простых намазов. Намаз, совершенный в Граде посланника[39], да сохранит его Господь и да помилует, равняется пятидесяти, а намаз, сотворенный в великой Мекке, да прославит ее Господь преславный, равняется ста тысячам намазов.

Пусть Господь, велик и славен да будет он, дарует в удел всем рабам своим удостоиться этого.

Я уже сказал, что все крыши и купола снаружи крыты свинцом. Со всех четырех сторон здания — по большой двери, с двумя половинками, из дерева садж; двери эти постоянно закрыты.

Вслед за этим зданием, на площадке, идет купол, называемый Куббет-ас-Сильсилэ[40]. Эта цепь — та самая, которую повесил Давид, мир да будет с ним. К ней может прикоснуться только тот, на чьей стороне право, насильник же и несправедливый коснуться ее не может. Это известно всем ученым.

Купол этот покоится на восьми мраморных колоннах и шести пилястрах; здание открыто со всех сторон, кроме стороны Кыблы; эта сторона закрыта и там поставлен красивый михраб.

На этой площадке есть еще другой купол, на четырех мраморных колоннах. Там тоже сторона Кыблы закрыта и поставлен красивый михраб. Называют его куполом Гавриила, мир да будет с ним[41]. Циновок в этом здании нет и пол его состоит из выровненного камня. Говорят, что в ночь Мираджа в это здание был приведен Бурак[42], чтобы пророк, да сохранит его Господь и да помилует, мог сесть на него.

За этим куполом идет другой, называемый Куполом посланника[43], да сохранит его Господь и да помилует; говорят, что между этим куполом и куполом Гавриила расстояние в двадцать арашей. Этот купол тоже поставлен на четыре мраморные колонны. Говорят, что в ночь Мираджа посланник, да сохранит его господь и да помилует, сначала помолился в куполе Сахра. Он прикоснулся к камню рукой, и, когда он выходил оттуда, Сахра по причине величия его, поднялся с места. Посланник, да сохранит его Господь и да помилует, прикоснулся к нему рукой, чтобы он снова вернулся на место, и камень тотчас же опустился. Однако он и посейчас еще наполовину приподнят. Посланник, да сохранит его Господь и да помилует, оттуда прошел в купол, названный по нему, и сел там на Бурака: потому это здание пользуется таким почетом.

Под Сахра большая пещера и там постоянно горят свечи. Говорят, что когда Сахра двинулся, чтобы приподняться, под ним образовалось это отверстие, а когда он снова лег, отверстие так и осталось.

Описание лестниц, ведущих на площадку посреди ограды

На площадку можно подняться по шести лестницам, из которых каждая имеет особое название. Две лестницы ведут со стороны Кыблы, по ступенькам которых туда поднимаются. Если стать посередине фундамента площадки, одна из этих лестниц будет по правую руку, а другая —по левую. Правая называется Макам-ан-Неби[44], мир да будет с пророком, а левая — Макам-ал-Гури. Правая лестница названа Макам-ан-Неби, потому что, по преданию, в ночь Мираджа пророк, да сохранит его господь и да помилует, по ее ступенькам поднялся на площадку и оттуда прошел в купол Сахра. Действительно, Хиджазская дорога примыкает как раз с этой стороны. Теперь ширина ее ступенек — двадцать арашей, и все ступеньки сделаны из обтесанных симметричных камней. Каждая ступенька состоит из одного или двух четырехугольных камней, расположенных так, что туда, если угодно, можно подняться и на верблюде.

На верху у этой лестницы четыре колонны из зеленого мрамора, чрезвычайно похожего на изумруд, но покрытого множеством разноцветных крапинок. Вышина каждой из этих колонн — десять арашей, объем таков, что два человека могут обхватить ее. На этих четырех колоннах поставлено три арки: одна — против входа, две другие — по бокам. Верхняя часть арок, горизонтальная, украшена возвышениями и шпилями и кажется четырехугольником. Колонны и арки разукрашены золотом и мозаикой и красивее их трудно что-нибудь найти.

Вся ограда площадки сделана из зеленого крапчатого мрамора и, когда на нее смотришь, кажется, что это луг, покрытый распустившимися розами.

Макам-ал-Гури устроено так, что там три лестницы: одна — прямо против площадки и две другие — по бокам, так что люди поднимаются на нее с трех сторон. На верху у этих трех лестниц тоже поставлены колонны, над ними устроены арки и галерея. Ступеньки устроены так, как я говорил раньше: из двух или трех продолговатых обтесанных камней. На портике спереди красивым шрифтом золотом написано: “Выстроено по приказу эмира Лейс-ад-Доулэ, Нуштегина Гури”. Говорят, что этот Лейс-ад-Доулэ был рабом египетского султана и что входы и лестницы выстроены им.

На западной стороне площадки тоже устроены две лестницы в двух местах и сделан такой же красивый вход, как и те, которые мною уже были описаны. На восточной стороне тоже есть вход, очень красивый, с колоннами, арками и галереями; называется он “Макам-и-шарки”[45]. С северной стороны есть вход выше и больше всех остальных; там тоже поставлены колонны с арками; он называется “Макам-и-Шами”[46].

Говорят, да и по моим расчетам выходило то же самое, что на постройку этих шести лестниц было израсходовано сто тысяч динаров.

В ограде двора, но не на площадке, с северной стороны есть место, вроде маленькой мечети. Там устроено некоторое подобие ограды, стена которой немного выше человеческого роста. Называется оно “Михрабом Давида”. Около этой ограды есть камень в рост человека; это — неровная скала и на вершину ее едва сможет поместиться самый маленький коврик. Говорят, что этот камень служил стулом для Соломона и что на нем Соломон, мир да будет с ним, сидел, когда строили мечеть.

Такие вещи я видел в ограде храма Бейт-ул-Мукаддас; я зарисовал их в своем дневнике, который вел в это время.

Кроме того, из дивных вещей мечети Бейт-ал-Мукаддас я видел еще дерево гурий[47].

Схема Храмовой горы во времена Насира Хосрова, 1046 г. Из книги Ги Ле Странжа, "Палестина под властью мусульман", Лондон, 1890 г.


Обозначения:

A – Баб эль-Дауд, Врата Давида

B - Баб эль-Сахр, Врата Ада.

C – Ворота, ведущие в монастырь суфиев.

D – Баб эль-Асбат, Врата колен.

E – Баб эль-Абваб, Врата врат.

F -  Врата Покаяния

G - Врата милосердия

HДревние ворота Баб эль-Бурак

I – Одиночные ворота

J – Тройные ворота. Или Одиночные, или Тройные – это Баб эль-Аин в тексте.

K – Баб эль-Наби, Врата пророка (древние Двойные ворота).

L – Ступени, ведущие в подземный проход, ведущий к Баб эль-Наби.

M – Баб Хутта, Врата отпущения

N – Купол Цепи

O – Купол посланника (Куббат ар-Расул.)

P – Купол Гавриила

Q - Ступени, называемые "местом пророка", Макам ан-Наби.

R - Ступени, называемые Макам Гури

S и T - Западные ступени.

U - Северные ступени, Макам Шами.

V - Восточные ступени, Макам Шарки.

W - Михраб Захарии.

X - Купол Иакова.

Y - Небольшая мечеть, в прошлом - зал.

Z - Ступени, ведущие к мечети "колыбели Иисуса".



[1] 16 марта 1046 г.

[2] Иерусалим.

[3] Праздник мусульманского календаря в месяце Зу-л-Хидджэ.

[4] Т.е., Византии.

[5] Мен — мера веса, колеблющаяся в зависимости от эпохи и места.

[6] Еврейское кладбище на Масличной горе.

[7] Долина Кедрон.

[8] Второй из правоверных халифов, тесть пророка Мухаммеда, правил 634 — 644 гг. н. э.

[9] Говоря «мечеть», автор имеет в виду все пространство Храмовой горы, окруженное стенами (Харам аш-Шариф), а не какое-то из зданий.

[10] Речь идет, естественно, о Иерусалимском Храме. Михраб – ниша в мечети, указывающая направление молитвы. В Коране, при пересказе библейских сюжетов, "михрабом" называется Иерусалимский Храм (подробнее здесь).

[11] Гез, газ или гуз – мера длины, в основном использовавшаяся в Индии и Персии, обычно переводится как "ярд", т.е три фута – около 90 см. Араш, или арш – персидская мера, обычно переводится как "локоть", мера длины в два фута, около 60 см. Все эти меры менялись в зависимости от времени и страны в довольно широком диапазоне.

[12] По мнению Чарьза Уильсона, это Шеар Шалшелет (Врата Цепи), перестроенные крестоносцами.

[13] Под Максурэ Насир-и Хусрау, вероятно, разумеет мечеть —аль-Акса.

[14] Врата ада. Уильсон идентифицирует их с нынешними Вратами надзирателя (Шеар а-машгиах на иврите, Баб ан-надир на арабском, они же Врата Совета – Баб аль-Маджлис).

[15] Шеар шватим (ворота колен Израиля). Это название перешло теперь на другие ворота (именуемые Насиром Баб-аль-Абваб), а ворота, упомянутые здесь, идентифицируются с нынешними Баб-эль-Хутта.

[16] Врата врат. По мнению Уильсона, это Шеар шватим (ворота колен Израиля). Нынешние ворота построены значительно позже, в оттоманский период, и состоят из только одной арки..

[17] Г. Ле Странж предполагает, что это может быть здание, известное ныне как Куббат Сулейман.

[18] Судя по всему, нынешние Баб-эль-Атм  (Врата Тьмы).

[19] Намаз —молитва, которую всякий мусульманин обязан совершать 5 раз в день

[20] Так называется произнесение слов “Аллаху акбару” (господь-величайший), с которых начинается азан, или призыв к молитве.

[21] Это здание не сохранилось.

[22] Врата милосердия.

[23] Врата покаяния.

[24] Речь идет о двойных воротах в восточной стене Храмовой горы, ныне замурованных. Евреи и мусульмане называют их Вратами милосердия, а христиане – Золотыми воротами.

[25] Небольшая мечеть над «конюшнями Соломона», видимо бывшая византийская часовня.

[26] Мечеть аль-Акса.

[27] Мирадж — легендарный ночной полет Мухаммеда в Иерусалим и на небо, о котором Коран дает только глухой намек, но который мусульманские авторы разукрасили обилием фантастических деталей.

[28] Коран, XVII, 1.

[29] Первый халиф из дома Омейядов, отнявший власть у зятя пророка, Али. Правил с 661 по 680 г. н. э..

[30] Седьмой халиф из рода Аббаса; сын знаменитого Карун ар-Рашида и персиянки. Правил с 813 по 833 г. н. э.

[31] Люди, поселяющиеся в мечети для молитвы.

[32] Врата пророка. Эти ворота ныне замурованы, и их можно видеть с южной стороны Храмовой горы – "Двойные ворота".

[33] Врата источника. Это одни из замурованных ныне ворот в восточной части южной стены Храмовой горы – либо Тройные Ворота, Либо Одиночные ворота (согласно Уильсону и Ле Странжу).

[34] Врата прощения. Это, по-видимому, замурованные ныне ворота, известные нам как ворота Барклая, расположенные под открытыми ныне воротами Муграбим в западной стене (чуть южнее площадки у Котеля).

[35] Коран, II, 55.

[36] Секинэ - из 249 ст. II главы Корана, где израильский пророк говорит израильтянам: “в знак власти его (Саула) явится вам ковчег (Завета), в котором спокойствие (секинэ) от Господа вашего и оставшееся на память от рода Моисея и от рода Аарона”. Под спокойствием (секинэ) арабские комментаторы понимали уверенность, внушаемую израильтянам присутствием среди них ковчега с заключенными в нем предметами. На самом деле с е к и н а = евр. ш ех и н а, выражение, которое у евреев и затем у христиан означало видимую славу Божию, являвшуюся при ковчеге Завета в скинии и в Соломоновом храме (см. A dictionary of Islam... by Th. P. Hughes, London, 1885, стр. 560).

[37] Принято идентифицировать эти ворота с воротами, примыкающими к Вратам Цепи с севера.

[38] При этом расчете пришлось бы считать гез = арашу, ибо мы имеем двенадцать гезов + двадцать = тридцать два геза + тридцать арашей.

[39] Медина.

[40] Купол цепи.

[41] Вероятно, на месте, где сейчас стоит Куббат аль-Наби, построенный в 17м веке (Ле Странж).

[42] Легендарное животное, на котором Мухаммед, по преданию, вознесся в рай.

[43] По мнению Ги Ле Странжа, это то здание, которое известно ныне под именем Куббат аль-Мирадж, купол Вознесения (точнее, нынешнее здание – восстановлено в 13м веке после изгнания крестоносцев на месте здания, описанного Насиром).

[44] Место пророка.

[45] Восточное место.

[46] Сирийское место.

[47] По преданию, гурии явились Мухаммеду в ночь Мираджа около дерева, невдалеке от площадки Сахра.