Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Автор: Хава Броха Корзакова. Впервые опубликовано в личном блоге атора.
фото автора
октябрь, 2014

Я получаю рассылку от "Места Встречи" (кстати, рекомендую записаться, кто еще не), и недавно углядела там очередную вылазку к жертвеннику Йегошуа бин Нуна, открытому проф. Адамом Зерталем. Вот этот дяденька на костылях (инвалид Войны Судного дня) собственноножно облазил тысячи квадратных километров и нашел много чего интересного, однако самое его важное открытие so far - это "тот самый" жертвенник, 13 века до н. э, времени предположительного начала заселения Земли Израиля евреями.

Вот тут подробно про жертвенник (иврит).
Я, конечно, сразу записалась в количестве двух, но, увы, пришлось поехать одной, - Амалька ни за что не была согласна пропустить свой поход. К счастью, там была еще моя подруга,так что у меня была приятная компания, да и остальная публика была вполне.

Но... Тут сразу некоторое но. Оно же фе. В экскурсиях "Места Встречи" обычно предусматривается посещение разных мелких бизнесов в Иудее и Самарии, с рассказами, пробами и возможностью прикупить всякого вкусного-полезного. Само по себе это очень хорошо и похвально, но в этот раз было как-то слишком. И это мы даже не все предусмотренные программой бизнесы посетили. Причем они были поставлены в начале экскурсии, так что страждущим попасть на гору Эйваль было и не сбежать.
Это, конечно, было интересно, а кое-что и уникально (см. ниже). Но мне лично хотелось бы иметь возможность выбирать - с поселенцами тусоваться (для чего мне ходить далеко не надо, я и сама поселенка) или по археологии лазать. Получается, что деньги плачены, а главное, время выделено на то, без чего лично я бы обошлась. А выбора нет - на гору Эйваль мало кто возит, и с армией нужно договариваться.

Но все равно было классно, хотя и недостаточно густо, на мой вкус.
Сначала мы отправились в Рахелим, на винодельню "Тура", принадлежащую Эрезу и Веред Бен Саадон. Про Рахелим на иврите.
Вкратце: поселение было основано в 1991 году после убийства Рахели Друк из Шило и названо в честь нее и в честь Рахели Вайс, погибшей со своими тремя детьми в теракте в 1988. А также в честь праматери Рахели, как не преминула уточнить Веред Бен Саадон. Я прекрасно помню, как основали это поселение, я тогда жила в Псаготе, - поставили 2 палатки и генератор, а сейчас там уже около 60 семей. Эрез и Веред поселились там сразу после свадьбы, сейчас у них 5 детей. Они выращивают виноград, оливки, делают вино, оливковое масло, варят варенье, делают шоколад и держат лавочку с кино и лекциями для посетителей. Живописный вход:


Их страничка.

Публика в предвкушении дегустации вина:

Величественное оборудование:

Сначала всем предложили попробовать какого-то их особенного масла из трех сортов оливок (я сказала "ни за что"). Оливки они выращивают в Нахаль Шило.

Красавец-сомелье:

Бочки из французского дуба, обожженные изнутри, в них вино выдерживают 2 года, потом разливают по бутылкам и выдерживают еще год.
Сначала публику обнесли "Мерло" 2010 года, потом 20-градусным вином в стиле "Порт" из винограда Каберне Савиньон, который собирают в ноябре, когда на ветках уже почти изюм. Брожение искусственно останавливливают с помощью алкоголя, и выдерживают вино 3 года. Видит око, да зуб неймет, - я только понюхала :(

Потом нам показали кино про Рахелим, а Веред рассказала историю своей семьи.


Она дочь принявшей иудаизм голландки и голландского еврея, приехала в Израиль в трехлетнем возрасте, в 14 влюбилась в будущего мужа и в 17 вышла за него замуж. Ее бабушка выжила во время Катастрофы, ее дневник, похожий на дневник Анны Франк (только с хорошим концом), они передали в "Яд ва-Шем". Эрез - из иракско-марроканской семьи. У них пятеро детей: Аяла, Давид, Шахар, Йонатан-Карми (родившийся во время сбора винограда) и Галель-Смадар (она родилась во время недельного раздела "Мераглим" - "Разведчики"; разведчики, как известно, ругали Землю Израиля, а "Галель-Смадар" означает "восхвали почку виноградную"). В 2003 году они произвели 1200 бутылок вина, в этом году - 56 тысяч бутылок. Так много потому, что это шестой год, а нынешний - седьмой, продукты которого нельзя продавать заграницу (они делают "оцар бейт-дин"). Стены лавочки увешаны почетными грамотами, которыми удостоены их вина:


Два года назад арабы подложили в винограднике два взрывных устройства, к счастью, никто не пострадал. В прошлом году арабы выкорчевали 50 зрелых олив. Веред говорит: "Мы не выбираем ситуацию. Мы выбираем, каким образом мы будем с ней справляться".


Пока наша группа закупается (я прикупила баночку клубничного варенья без сахара, не дороже, чем в супере), следующая группа уже слушает вступление:

Вот с таких строений начинался поселок Рахелим (и не только он): армия разрешает палатку - ставят палатку - обкладывают ее деревом - облицовывают еще чем-нить...

Или вот так:


Экскурсанты самые разные:



Виды вокруг обалденные:



Оттуда мы отправились... Нет, еще не на гору Эйваль. А в Кфар Тапуах (его основание я тоже помню), в дом Орена и Ади Леви в Кфар, слушать про мыло. Вот их страничка.


У них домашняя мыловарня "Сабон бе-альма" ("Просто мыло"), и хозяйка, Ади, очень мило рассказала историю ее основания. Им на свадьбу подарили банный наборчик с натуральным мылом, им понравилось, они выяснили рецепт, - и вот, варят. И еще какую-то косметику делают - кремы, деодоранты.


Варят прямо на "кухне":


Мыло не очень меня взволновало, и я убежала смотреть на виды.



А также за забором стояли ослик и овца, - видимо, для развлечения юных посетителей (которым также не возбранялось ездить на машинках).

Оттуда мы поехали... опять не на Эйваль, хотя тоже в любопытное место. А именно, на ферму знаменитого в этих краях Авраама Герцлиха (отца Тальи Каганэ, да отмстит Всевышний за ее кровь).
Рассказывал нам о ферме его зять, Давид Гаиври, в "пастушеском шатре" (где они принимают туристов):


Жена Давида привезла воду, бутерброды и овощи, можно было купить и перекусить. Но у меня с собой были верные "кабанос". Ели мы в сукке:


Когда говорят "центр Израиля", обычно имеют в виду Тель Авив. Хотя Тель Авив как раз с краю. А настоящий центр Израиля - это и есть перекресток Тапуах, что сверху вниз, что справа налево (5 шоссе, долина Иордана - Тель Авив, пересекается с 60, с Юга страны на Север). Эти горы - водораздел между Средиземным морем и Иорданской долиной. Кфар Тапуах основали выходцы из Йемена, которые до этого жили в городе Барекет. Теперь, по словам Давида, в поселении есть синагоги "из всех изгнаний - йеменская, сефардская, ашкеназская и ХАБАД.
Сам Авраам Герцлих обычно днем спит (потому что по ночам сторожит стадо - пару лет назад арабы угнали ок. 400 голов мелкого скота, а каждая стоит ок. 1000 шекелей; вернуть - из-под Йерихона - удалось только 20 коз). Но к нам решил прийти:


Собачка эта у него - вполне боевая, несмотря на мирный вид (он ходит без оружия).

Фрагмент беседы с Авраамом Герцлихом я сняла на видео, см. следующий пост.
До фермы Ицхак Фишелевич хотел нас завезти еще к кому-то, беседовать и смотреть их лавочку секонд-хэнд. К счастью, лавочка оказалась закрытой. А также на выезде из фермы желающие могли посмотреть коз, - впрочем, желающих почти не оказалось. Как-то уже очень хотелось продолжить, тем более что для посещения горы Эйваль предусмотрены определенные часы, поскольку необходимо армейское сопровождение. Караван формировался в поселении Шавей Шомрон, где мы успели зайти в синагогу:



Впрочем, основное предназначение этой остановки более прозаично, поскольку это последний обитаемый форпост перед горой, где и кустиков-то почти нет.

И вот наконец-то мы величественной кавалькадой - несколько автобусов и полтора десятка частных машин - выехали из Шавей Шомрон на гору Эйваль. Это гора снизу (примерно с полдороги):


Там на вершине военная база. А жертвенник вовсе не на вершине, а на склоне, причем не на том, на котором, вроде бы, должен быть по библейским описаниям, поэтому его и нашли так поздно (только в 1980 году).

Виды:

На дороге - настоящая пробка:


Я хочу тут жить. Вот, и местечко присмотрела под скалой:


От дороги спускаемся по крутому каменистому "шоссе" - армейский джип (или ишак) может проехать, остальным категорически не рекомендуется. Видами любоваться также не рекомендуется - съедете на заднице по каменюкам. Хотя виды того стоили бы.


Внизу - дорога к жертвеннику:


Поле, которое слева, один бодрый парень решил срезать. После чего оттуда время от времени доносилось громкое "Ай!", "Ай!", - пока он не допрыгал до дороги. Колючки-с. Они на вид-то безобидные.

Дух рабби Нахмана и здесь:


Поздние крокусы:


Показался жертвенник:


Разные группы садятся с разных сторон, чтобы на разных языках друг другу не мешать. Вместе с нами были какие-то израилелюбивые голландцы и еще куча народу:


Почти селфи:


На месте дохренища керамики, по словам Фишелевича, 13 века. Я бы дала 11-10, но я не то чтобы керамист.


Найденные черепки народ складывает кучками или выкладывает на плоских камнях.


Я тоже выложила такую группку керамики, даже с ручкой какого-то сосуда, потом смотрю - парочка решила на удобном камне перепеленать младенца, и керамику эту папаша смахнул с камня прямо ногой. Подошла, сделала внушение, ручку с собой утащила, - отдам в Управление древностями по первому требованию.
Камни там все необработанные, как и положено, однако на некоторых явно следы чего-то. Или не следы. Вот этот, например, - не от порога ли (или от притолоки)?


Забираться на жертвенник я не стала - там по стеночке сверху нужно ходить, а у меня левая лодыжка иногда подворачивается, лучше не рисковать. Снимала моя героическая подруга.


Вот эти "комнаты" были наполнены пеплом с микроскопическими осколками обгоревших костей, причем кости оказались только кашерных животных, в том числе яхмуров (ланей). Кстати, ланей мы по дороге видели, - не знаю, тех или нет.


Одна из наших экскурсанток спросила меня, не является ли это спортивное лазанье по жертвеннику, хоть и бывшему, и захороненному (явно специально) непочтительным. Мне кажется, что нет, - гораздо важнее, чтобы само его существование запечатлилось в сердцах, особенно у детей, оно далеко не для всех очевидно. Вернее, неочевидно его истолкование, - что это именно "тот самый" жертвенник Йегошуа бин Нуна. Ну, так наши экскурсоводы про это рассказывают, и про полемику тоже. Однако непосредственное чувство локтя и колена ничем не заменишь.


По моей просьбе запечатлели у жертвенника и меня:


Дело к вечеру, пора уходить. А очень не хочется. Но в темноте на горе стремновато, внизу-то - арабский Шхем. И армия не разрешает.


Карабкаемся обратно к машинам и автобусам по шоссе, армейские машины замыкают:


Подъем приемлемый, тем более что я тащусь с остановками. Уходить очень не хочется. Да и крутенько.


Загрузились в автобус, еще долго ждали в "пробке", - к счастью, автобусы пропустили впереди частных машин, а то бы мы там заночевали. Пронеслись через Шавей Шомрон, помахавши синагоге, долетели до Бат Айина, а именно до тамошнего вокзала, а еще конкретнее - до вокзальных удобств. И девяти не было, как были уже в Иерусалиме.
На следующий день, как ни странно, ничего не заболело, только коленки на лестницах поскрипывают все-таки.
В общем, отлично съездили. Если бы в экскурсии еще была другая пропорция между достопримечательностями и местными винодельнями, маслодавильнями и козодоильнями, было бы еще лучше, но и на том спасибо, - самостоятельно туда выбраться практически нереально.