Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Автор: Александр Казарновский
Статья впервые опубликована в газете "Вести", в приложении "Окна" от 11 июля 2013 года.
Фото автора

МЫ ВОТ СМОТРИМ НА ИЗРАИЛЬ

                Приятно поговорить с умным человеком. Еще приятнее поговорить с очень умным человеком. А мне недавно довелось разговаривать с таким умным человеком, что просто наслаждение.

                Разговор этот протекал в прохладном кафе в Яффо в двухстах метрах от пляжа, где солнце покрывало позолотой бесчисленные тела купальщиков, а море добавляло лазури, чтобы разнообразить пейзаж. Мой собеседник Станислав Юрьевич Хурумов, кандидат филологических наук, доцент кафедры политических и общественных коммуникаций на факультете государственного управления РАНХиГС (Российской Академии Народного Хозяйства и Государственной Службы). Факультет этот сравнительно молодой - он был создан в 2009 году.

                - С самого начала, - рассказывает Станислав Юрьевич, - мы поставили перед собой задачу «гуманитаризировать» управленцев.

                - ?

                - У нас много часов отводится на изучение истории, а также культуры речи. Дело в том, что вчерашние школьники часто приходят к нам, не умея грамотно читать и даже грамотно говорить. Так что наши курсы смело можно назвать реанимационными. Кроме того у нас есть курс «критическое мышление». Учим ребят правильно читать и интерпретировать тексты. Вообще пытаемся привить американскую систему обучения - сначала освоение общекультурного материала, а затем уже дифференциация. Наша нынешняя поездка тоже связана с идеей гуманитаризации...

                … Вот теперь пришло время объяснить, как доцент московского ВУЗа оказался в тель-авивском кафе, почему мы встретились, и о какой поездке идет речь. В течение недели в Израиле находилась делегация студентов и преподавателей РАНХиГС. Программа стажировки была разработана и проводилась образовательной ассоциацией "Место Встречи" под руководством Ани Антопольской. Будущие российские менеджеры высшего звена и специалисты по маркетингу и рекламе изучали израильский опыт, но, судя по словам Станислава Хурумова, цели поездки были гораздо шире. В один из последних дней они гуляли по Яффо, вот я и приехал узнать, каковы впечатления. А теперь вот беседую со Станиславом Хурумовым и пытаюсь понять, какая связь между гуманитаризацией и экскурсиями по Израилю.

                - Прямая, - говорит мой собеседник. - Управленец должен обладать широким горизонтом. Понимаете, главная проблема наших управленцев - зашоренность, узость взгляда. Чем шире кругозор, тем лучше люди умеют решать проблемы. А люди, умеющие решать проблемы, нам необходимы в первую очередь. Вот мы и возим наших студентов в страны, где проблемы управления решены. Такими странами являются Армения, Украина и Израиль. Туда мы и отправляли ребят. В Израиль приезжаем в третий раз. Причем, едут ребята с разных отделений. Но условие - отбираем тех, кто как-то преуспел и проявил усердие. Я в такую поездку сейчас отправился в первый раз. Знаете, эта экскурсия очень важна для русских студентов, причем не только в образовательном, но и в этическом смысле. Виден разительный контраст с нашими проблемами.

Станислав Хурумов:

                - Вы можете как-то прояснить свою мысль?

                - В первую очередь речь идет о сельском хозяйстве. Здесь контраст особенно разителен. Израильтяне вырастили цветущий сад в тяжелейших условиях. А мы... Достаточно сравнить Россию до семнадцатого, снабжавшую хлебом полмира и российское сельское хозяйство после коллективизации. Это же уму непостижимо, что сотворили со страной! Нам бы поучиться у израильтян умению находить решение в самых сложных ситуациях. Вот пример - в Израиле высокий налог на воду. Какой выход находят фермеры, чтобы не прогореть? Пока вода еще пребывает в виде дождя, она государству не принадлежит. Поэтому ваши фермеры собирают воду в тот момент, когда она падает с неба. А в России и по сей день продолжается бездумный расход воды да еще и загрязнение водоемов. Сейчас Россия занимает второе место в мире по запасу воды, но, если так дело дальше пойдет, то через пятьдесят лет начнутся проблемы.

                Другое, что бросается в глаза - это насколько повседневен разговор о     смертельной опасности. Мирные и вполне узнаваемые люди, вчерашние жители наших республик, спокойно принимают вещи, как они есть. «Да, обстреливают. Да, может возникнуть угроза для жизни». Это не мешает жить дальше. Ситуация воспринимается вполне спокойно. Вот это умение принять проблему вызывает восхищение. Я много говорил об этом с нашими студентами.

                Третье, что нам было очень интересно в нашей поездке, это взаимосвязанность явлений между собой. Ведь мы соприкасались не только с историей Израиля, но и с историей еврейского народа вообще. Мы больше узнали о взаимоотношениях между иудаизмом и христианством, между Россией и евреями. Вообще, встречи с политологами, а они по большей части были русскоязычными, нам очень много дали. Мы лучше стали понимать нашу собственную историю во времена последних Романовых.

                - То есть...

                - Ну, например, мы узнали, что именно волна погромов стимулировала приток евреев в радикальные организации и рост этих организаций. Отдельная тема - Катастрофа. То, что мы о ней узнали здесь, это очень важно. Ведь такое явление, как Катастрофа должно быть понято прежде всего в исторической перспективе. Надо понимать, откуда и как она возникла. Я попробую подвести некий итог. Мы здесь очень многое увидели и узнали. Необходимо все это идеологически осмыслить.

                Наверно, в Израиле не все так цельно и связано, как нам показалось. Но мне кажется, что произошло главное - студенты из нашей группы приблизились к пониманию миссии, которая есть у Израиля. Мы увидели систему, которая продумана, реализована и работает. Мы увидели народ, объединенный национальной идеей... Кстати о национальной идее. В России о ней много говорят. Но ведь идею нужно как-то сформулировать. Очень сложно ответить на вопрос, что является идеологической основой России. Демократия? Но Российский вариант демократии... как бы это помягче сказать... несколько необычен. Православие? Но то, как подаются православные ценности, может лишь разобщить народ.     Либеральные идеи? Они у нас понимаются следующим образом - взять как можно побольше, дать как можно поменьше. Ну, а о коммунистической идее и говорить нечего. Что мы имеем в итоге? Вакуум. Вот почему, я считаю, надо изучать опыт Израиля и США, Германии и Японии, то есть стран, где имеется ясное осознание своей миссии, надо понять, понять, какой у них идеологический фундамент. При этом Израиль нам ближе всех - во-первых, благодаря кровно-родственным связям - как сказал Высоцкий, «там на четверть бывший наш народ», а во-вторых, как хранитель базовых ценностей всего иудео-христианского мира.

                - Могли бы вы подытожить сказанное?

                - Конечно. Наша поездка не случайна. Она не последняя.

                Этой эффектной фразой можно было бы закончить не только импровизированное интервью, но и весь очерк, однако, мне хотелось пообщаться не только с пастырем, но и с паствой. И должен сказать, общение это доставило мне не меньшее удовольствие. На память приходят слова Достоевского о том, что мечтает он о временах, когда в России появится молодежь скромная и доблестная. Не знаю, воплотится ли в этих ребятах мечта писателя - уж больно планка высока - но то, что русская интеллигенция еще не вымерла и даже дает побеги, это несомненно. Ну и, разумеется, подкупает отношение к нам, к нашей стране. Приятно, когда девушка Аня из Москвы захлебывается от восторга, рассказывая об экологической ферме в окрестностях Итамара(!): «Удивительно! Что умудрились сделать люди без помощи государства, никем не спонсируемые, только своим трудом!» Это говорится не просто о евреях, не просто об израильтянах, даже не просто о поселенцах, которые для всего мира являются исчадием ада, но о поселенцах с форпоста, то есть исчадиях ада даже в глазах многих израильтян.

                ...И вообще, здесь все такие приветливые! Так тепло друг к другу относятся! И программа была очень интересная. У нас был замечательный экскурсовод, Ицхак. Очень много знает, очень хорошо рассказывает. Причем с таким юмором!

                Ицхак Фишелевич и вправду отличный экскурсовод. Я сам на экскурсии, которые он ведет, езжу при первой возможности. А поскольку экскурсии «Места встречи» в большинстве случаев проводит он, то я у них почти завсегдатай.

                - А что еще у нас произвело на вас впечатление?

                - Вчера мы были в Ариэльском университете. Мне очень все понравилось - и система образования, и инфраструктура и устройство студенческого городка.

                - А чем этот университет отличается от российских.

                - В России, если не брать в расчет самые большие ВУЗы типа МГУ, специализация намного более узкая. В Израиле же большинство студентов учатся не в институтах, а именно в университетах, где преподаются самые разные науки.

                Мы поднимались с набережной по крутым яффским лестницам, отполированным миллионами подошв. Вокруг нас змеились алоэ и ощетинивались агавы. Над головами раскинулся весь спектр израильской ботаники от олив до пальм и от пальм до эвкалиптов.

                - Аня, - спросил я, - вы раньше из России за границу выезжали?

                - Да, я бывала в Италии.

                - Вот как? Ну это же примерно наши широты. Похоже?

                - Природа - да, похожа. А вот архитектура, быт, общий облик... Италия - это в чистом виде Европа, а здесь - как ни крути, Восток.

                - Скажите, ваши представления об Израиле до поездки и сейчас сильно отличаются? Все-таки Израиль, сионизм... Корень всех зол в мире.

                - Что я могу сказать? До поездки я думала, что, если народ возвращается на свои исторические территории, то это нормально, это хорошо. Сейчас я в этом убедилась.

                - Конечно, хорошо, - вступает в разговор Оля, невысокая русая девушка в больших темных очках, - мы вот смотрим на Израиль и завидуем. И вашим технологиям и вашему государственному устройству. А сколько мы нового для себя узнали! О взаимоотношениях между религиями - у нас ведь в России аналогичные проблемы. Узнали об иудаизме вообще и о движении... религиозного модерна, кажется.

                - Может, ортодоксальный модернизм?

                - Вот-вот! Правильно, нам о нем рав Пинхас Полонский рассказывал. Ужасно интересно!

                - Ну, вообще-то это движение обычно называют религиозным сионизмом, а тех, кто к нему принадлежит попросту вязаными кипами. А что еще вас впечатлило в Израиле?

                - Приветливость людей. Доброжелательность, стремление помочь. Вечером на улице безопасно. Гуляй где хочешь. А вот что еще меня потрясло, так это кибуц...

                - Вы, если я не ошибаюсь, были в кибуце Итав в долине Иордана.

                - Да-да! Так вот я и говорю - была потрясена. Это же воплощенный идеал социализма!..

                … Оля делится со мной впечатлениями о кибуце, а потом вновь переходим к вопросу о «вязаных кипах», к которым относятся и жители Кфар Эциона и аз недостойный.

                - Нет, «вязаные кипы» вполне современные люди. И молятся, и работают, и   Тору учат — всё успевают!

                - Скажите, Оля, а как сейчас люди в России относятся к Израилю?

                - Ну, так сразу не ответишь... По-разному относятся... В основном, неплохо.

                - Понимаете, у меня телевизор, я смотрю новости и аналитические программы по русским каналам. Так вот, когда идет речь о нашем конфликте с арабами, в освещении событий делается такой крен в сторону арабов!.. Объективностью и не пахнет!

                - Не волнуйтесь! Официальной пропаганде в России уже не верят. Не те времена!

                На этой оптимистической ноте мы расстаемся, и я подкатываю к студентке второго курса истфака Лере.

                - Я на первом курсе изучала цивилизации древнего Востока. И вот теперь - то, что мы учили, вижу, можно сказать, воочию. Мне очень интересны библейские мотивы. Ицхак - очень хороший экскурсовод, он как бы оживил своими рассказами то, что было для меня просто историей. Приезжаешь туда, где происходили известные тебе события... Природа, конечно, изменилась, но представить, как это все было, все равно несложно. У нас была экскурсия в Иродион. Видели дворец Ирода...

                Она замолкает, а я спрашиваю:

                - Как будто в гостях у Ирода побывали? Лера кивает и вновь заговаривает, но уже совсем о другом:

                - Интересное дело - экология во многом определяет историю народа. Даже менталитет в очень большой степени определяется природой. В Израиле, из-за тяжелой жизненной обстановки, люди привыкли много работать. Здесь человек никогда не расслабляется, а потому постоянно находится в тонусе. Если этого не будет, Израиль попросту завоюют и уничтожат. Я вспоминаю эти маленькие фермы. Удивительно - люди справляются почти без воды. Насколько же уровень хозяйствования выше, чем в России. Вообще, здесь народ очень тяготеет к земле, к своей земле. В России такого нет.

                Покоритель студенческих сердец, мадрих Ицхак Фишелевич по узенькой улочке выводит нас к магазину, где продаются старые грампластинки, последний писк моды на Руси, и молодежь быстро рассредоточивается вдоль прилавков. В руках у них мелькают диски Шопена, Чайковского, Моцарта...

                Я желаю им всего хорошего и доброго пути и, поднявшись по той же улочке, пересекаю небольшой сквер. В ушах звучат еще голоса ребят, открывших для себя иной мир, а перед глазами привычная израильская действительность, увы, не всегда столь радужная, как видится туристам, а под ногами земля, к которой мы, как было подмечено, тянемся больше, чем россияне, да пожалуй, и больше, чем кто-нибудь иной. А как же иначе? Ведь она - это мы.