Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Автор: Мириам Гурова
Статья была впервые опубликована на сайте 9 канала
18 мая 2014

Маале Рехавам не сдается

Когда к нам в поселение Нокдим, что в Иудейской пустыне, приезжают друзья издалека, то они почему-то называют нас крутыми поселенцами, а я возражаю: "Разве мы крутые? Это вы еще не видели жителей Маале-Рехавам!"

Уже несколько дней это название не сходит с экранов и газетных страниц. Некоторые журналисты даже отрапортовали о том, что "форпост Маале-Рехавам постигла судьба разрушенного Гуш-Катифа". Между тем, это не совсем корректное сравнение. Жители Маале-Рехавам не депортированы, а территория поселения, слава Богу, отнюдь не передана в руки Палестинской Автономии. Да, разрушены 7 домов из 30. Но жители поселения и не думают сдаваться.

…Женя родилась в Луганске. Мы начинаем разговор с нею по-русски. Но потом она все же переходит на иврит, потому что ей так легче. Жене было 10 лет, когда в 1991 году она репатриировались в Израиль вместе с мамой и дедушкой. Сначала поселились в городе Ариэль, что в Самарии, а потом близкие друзья семьи перевезли их в поселение Иммануэль. Там Женя и выросла, там же подружилась с соседским мальчиком. Адам Ричланд — урожденный "сабра", хотя его отец — репатриант из Англии. В 18 лет Женя и Адам поженились. Сегодня в свои 32 года Ричланды — родители четверых очаровательных детей. Последние 6 лет семейство живет в Маале-Рехавам, из них 5 лет — в собственном доме. Женя работает там же — в детском садике, в котором она и воспитательница, и директор. Адам работает в эсдер-ешиве поселения Ткоа.

Стоит один раз увидеть эту семью, и с вами произойдет то же, что и со многими нашими знакомыми: в этих ребят невозможно не влюбиться. Неунывающие, открытые, креативные, излучающие дружелюбный интерес ко всему и ко всем. Да что там, скажу просто: Ричланды — классные ребята. Прическа Адама — живописные "растаманские" дреды, что выглядит очень забавно, когда рядом с ним Женя с ее красивыми косами, заплетенными а-ля хорошая еврейская девочка. Они не считают себя религиозными, хотя Адам хорошо знает ТАНАХ и учился в ешиве. Здесь нужно отметить, что все поселения Восточного Гуш-Эциона отличаются тем, что светские и религиозные здесь живут вместе, при этом уважая друг друга, и никому не мешает, кто как одет, и кто в какой мере соблюдает традиции.

До того, как осесть в Маале-Рехавам, Женя и Адам поработали на нескольких фермах в Негеве, потом пытались купить себе жилье в разных городах. Цены на квартиры их приводили каждый раз к мысли, что не только купить, но даже и снимать жилье — нереально. Платить "дяде" за съем квартиры всю зарплату одного из родителей — и при этом ютиться в 2-3 комнатках с 4 детьми?.. Ведь малыши растут, и каждому нужно пространство. И хотелось жить поближе к природе.

После долгих поисков Женя и Адам нашли свое место здесь, в Иудейской пустыне, рядом с друзьями-единомышленниками. Работая днем и ночью, собственноручно выстроили свой удивительный дом: полукруглый, как пещера, будто пришедший из кино про хоббитов. Для всех есть место, большая, хорошо устроенная кухня, печка для зим. Здесь так уютно собирать друзей! На бесплодном участке пустынного холма они любовно и заботливо окружили свой домик зелеными саженцами фруктовых деревьев, цветником, беседками и детскими качелями. Получился райский уголок.

И вот этот симпатичный домик семьи Ричланд был тоже снесен 14 мая, разрушен безжалостным бульдозером за несколько минут, а вещи — мебель и всю домашнюю утварь — побросали в контейнеры и куда-то увезли. Женю и Адама полицейские вытаскивали из дома за руки и за ноги. Женя стоически молчала: двух старших детей забрала к себе женина сестра, но малыши оставались с нею, и надо было держаться. Адам, пока его тащили из дома, кричал и вырывался.

Дюжих полицейских привезли туда в количестве более 100 человек, и лица этих полицейских, и их именные знаки потом появились в сети Facebook — все-таки соседям удалось заснять каждого, чьи руки оказались причастны к этому.

Мне не удалось попасть на место разгрома. Въезд в Маале-Рехавам был оцеплен с 9 часов утра, пропускали только машины местных жителей. Правда, организация "Женщины в зеленом" устроила возле полицейского заграждения митинг протеста. К сожалению, митинг не был многочисленным: утро рабочего дня, и далеко не все жители соседних поселений были оповещены. Ведь вообще-то дата выселения была назначена на 18 мая. Но, поскольку это выпало на канун праздника Лаг ба-Омер, а в Шаббат и в пятницу у всех выходной, то внезапно дату перенесли на 14 мая.

Крики протеста не помешали военной полиции проехать в поселение и взяться за дело. (Вот и еще отличие от эвакуации Гуш-Катифа: не были задействованы другие воинские подразделения, лишь военная полиция). Нескольких журналистов пропустили в запретную зону, а небольшой группе сочувствующих (в основном, родственников и друзей поселенцев) удалось пробраться в Маале-Рехавам еще накануне и заночевать там. Поэтому мы имеем и фотографии, и видеосъемку. Мне, опоздавшей к началу, пришлось наблюдать разрушительный процесс с соседнего холма — из Нокдим, откуда было видно медленное продвижение автоколонны с контейнерами, бульдозерами и длиннющей вереницей полицейских машин и автобусов. Как горько пошутила одна из соседок: "С такими боевыми силами они могли бы запросто эвакуировать всю Рамаллу".

Но вся эта мощь была направлена на то, чтобы разрушить всего-навсего 7 скромных домиков в пустыне. И выбросить на улицу молодые семьи с малолетними детьми, в том числе одну разведенную женщину с тремя малышами на руках. На поселенцев кричали, их волокли за руки и за ноги. При этом, конечно, не били: бравые полицейские в этом подразделении специально обучены приемам БЕЗТРАВМАТИЧНОЙ работы с выселяемым контингентом. И все же полицейский народец оказался не каменный — на лицах у некоторых из них наблюдалось выражение стыда и конфуза, что хорошо видно на фотографиях.

Как это стало возможно, что в своей стране евреи снова выселяют евреев из домов? Неужели никого ничему не научила горькая история с эвакуацией Гуш-Катифа? Бессмысленная и беспощадная, как все мы теперь понимаем, акция, травмировавшая целое поколение, доведшая до того, что стали возможны ракетные обстрелы половины страны вплоть до Бат-Яма.

Почему именно сейчас снова поднялась у нас эта волна саморазрушения? Что затеяло наше правительство, которое считалось до недавнего времени самым "правым" из всех предыдущих? Неужели нас с вами, сограждане, морально готовят к масштабным акциям, и маленькие форпосты вроде Маале-Рехавам — это только репетиция?

Кому вообще помешал Маале-Рехавам — кучка домиков на краю каменистой пустыни? Многие новостные СМИ сообщали в эти дни, что были разрушены дома, построенные на частной арабской земле. Но это — полная чушь.

Вот что сказал мне Давиди Перль — глава регионального совета Гуш-Эцион:

— Маале-Рехавам — законно основанное поселение, входящее в состав поселенческого анклава Гуш-Эцион. Поселение было заложено в 2001 году в ответ на зверское убийство арабскими террористами тогдашнего Министра туризма Рехаваама (Ганди) Зееви".
— Да, я помню. Первые 5 караванчиков завезли сюда в дни праздника Суккот, тогда мы, жители окрестностей, участвовали в закладке первого камня и в посадках деревьев.
— Правильно. С тех пор здесь выросло 30 домов. Наша Компания по развитию Гуш-Эциона все эти годы помогает прокладывать инфраструктуру, провели воду и электричество, есть телефон и быстрый интернет, дорогу построили, частично проложен асфальт…

Ох, уж эта дорога на Маале-Рехавам. Когда меня спрашивают гости, не боюсь ли я гонять по новому шоссе из Иерусалима, которое мы зовем "военно-грузинская дорога", то я обычно отвечаю: "Это вы еще не ездили в Маале-Рехавам!" Вот где экстрим. Попасть в Маале-Рехавам можно только из поселения Кфар-Эльдад. Там, где кончается асфальт и последние кфар-эльдадские дома, начинается усыпанный гравием проселок, он идет то круто вверх, а то вниз до такой степени, что сердце замирает, когда нога все время на тормозе, и кажется, этот спуск никогда не кончится, а справа и слева — пропасть, и никаких заграждений, и узко так, что не дай Б-г навстречу еще машина... На особенно жутком участке вдруг появляется спасительный асфальт, но дорога возле самого поселения становится еще уже, и только одна мысль остается в голове: а как я поеду обратно? При этом местные ребята лихо гоняют туда-сюда на своих запыленных и видавших виды субару и фордах. Я вообще считаю, что людям, которые каждый день проделывают этот путь, надо просто давать медаль за отвагу. Награждать надо этих героических ребят, а не выселять! Кстати, именно в силу труднодоступности этого места сюда не решился добраться ни один арабский феллах.

Возвращаюсь к беседе с Давиди Перлем:
— Но раз поселение построено законно, то откуда взялось постановление БАГАЦа о сносе семи домов? Кому они помешали?

— БАГАЦ посчитал, что эти дома построены за так называемой "синей линией", ограничивающей существующую площадь поселения. Границу поселения за эти годы переносили на картах по нескольку раз. Потому что "синяя линия" ограничивает земли, выкупленные Земельным Фондом Израиля, а также обозначает те участки, на которых не существует записи о владельцах в реестре Иорданского королевства.

Ты объясни вашим читателям, что после соглашений Осло все контролируемые Израилем территории в Иудее и Самарии были поделены на три зоны: А, B, С. Зона "Си" — это еврейские поселения, находящиеся под полной израильской юрисдикцией, здесь все жители — граждане Израиля — платят налоги и выплачивают ипотечную ссуду за построенные дома, так называемую "машканту", которую предоставляют израильские банки. Зона "Эй" передана под управление Палестинской автономии, и там действуют законы автономии. Зона "Би" — это, в основном, дороги, а еще — те участки территорий, которые находятся под совместным управлением Израиля и ПА. Вокруг поселений Восточного Гуш-Эциона — а это Ткоа, Нокдим, Кфар-Эльдад, Сде-Бар и Маале-Рехавам — расположена как раз зона "Би". На поселенцев была подана жалоба, что несколько домов незаконно построены на участке, выходящем за синюю линию.

— Кто подал жалобу? Арабы?

— Нет. Активисты организации "Шалом ахшав". Они использовали аэросъемку и утверждают, что границы поселения нарушены этими домами. Более того, они принялись доказывать в БАГАЦе, что на этом участке есть строение, принадлежащее арабской семье. Правда, ни один араб не подал иск на отчуждение "своей" земли.

— Но Иудейская пустыня вокруг наших поселений — это же Национальный природный заповедник?.. Там не может быть частных владений?

— Правильно. Дело в том, что лидеры ПА требовали на переговорах отдать им этот заповедник во владение. Пока он считается под общим израильско-палестинским контролем — в зоне "Би", и что же мы видим? Наше Общество охраны природы, а также Управление национальных заповедников проводит большую работу по сохранению этого уникального места: проводится вывоз мусора, которым регулярно захламляется пустыня со стороны арабских деревень. Хотя, чего греха таить — бывает и мусор, оставляемым нерадивыми туристами. Проводится подкормка животных, здесь ведь и олени, и лисы, и дикобразы, и множество всякой другой живности… Борьба с браконьерством. Да мало ли забот в заповеднике… Арабская же администрация пальцем не пошевелила за все эти годы. Так что я считаю, нельзя им отдавать в полное владение Иудейскую пустыню, просто нельзя. Даже те израильтяне, для которых ТАНАХ и Тора не являются убедительным доводом, должны понимать нас хотя бы из прагматических соображений охраны уникального явления природы. Мы будем продолжать убеждать правительство в этом.

— Но не решит ли правительство, что поселениям не место возле природного заповедника?

— А наши поселения — это те самые цветущие оазисы, которые также необходимы пустыне. Так было и в древние времена. Здесь, неподалеку от Иродиона, резиденции царя Гордуса Великого (Ирода) — еще более 2 тысяч лет назад наши предки возделывали землю. Повсюду здесь мы находим остатки древних террас. Тот сорняк, что сам растет в пустыне, где ни глянь — это, как выяснили ученые, одичавшие виды овса, пшеницы и полбы. Это просто память Земли.

— Да, точно, у меня тоже в палисаднике такие "овсы" разрастаются, если не полоть. А что же с тем якобы арабским разрушенным домиком, который левые следопыты нашли возле Маале-Рехавам?

— Это строение христианского периода. Здесь же повсюду — пещеры, в которые удалялись в древности иудейские пророки, а позже эти места облюбовали христианские отшельники. Это сохранились остатки часовни, построенной над входом в пещеру. Не исключено, что в более поздние века какой-нибудь араб жил здесь, как и в других подобных заброшенных строениях. Но если бы это был известный шейх или отшельник, место бы не оказалось заброшенным, оно бы носило название. А так — никаких достоверных сведений нет.

Йохай Глаубер, житель Маале-Рехавам, подтверждает, что ни одна арабская семья не претендовала и не претендует на этот участок земли даже сейчас, когда прошло заседание БАГАЦа:

— Это все левые организации мутят воду. Им просто "в лом", что поселенцы своим трудом обживают Эрец-Исраэль. Особенно их возмутило, что у нас начали подготовку для капитального строительства, и они решили нам помешать. Но эту проблему надо решать. Надо добиваться от правительства, чтобы Иудея и Самария были аннексированы. А пока легализовать границы поселения и дать нам возможность развиваться.

— А что односельчане сегодня делают для помощи обездоленным соседям?

— Мы на первое время хотели разобрать всех по домам. Но многие решили пока пожить у родственников, а несколько семей, пока погода хорошая, остались тут в палатках. Мы готовы на все, чтобы помочь семьям отстроить снова свои дома. Понятно, что для строительства нужны средства. Мы организовали горячую телефонную линию поддержки выселенных семей. Пожалуйста, опубликуйте номера телефонов моей жены Орли, она координирует помощь семьям и все расскажет о том, как перевести помощь нашим ребятам: 054-6867535, 02-6767535, Орли Глаубер. Может быть, ваши читатели захотят посильно помочь — мы будем очень благодарны.

Раввин Ишайя Гиссер, наш сосед по Нокдиму, бывший главный раввин Одессы и известный преподаватель Торы, сегодня находится в командировке, но и оттуда беспокоится о происходящем дома: "Наряду с фактически полным замораживанием строительства, такие поступки правительства Израиля наводят на грустные размышления. Кто-нибудь может внятно объяснить причины "весеннего обострения"? И это на фоне беспрецедентно благоприятного военного положения — все в соседних странах заняты уничтожением друг друга, им не до нас, мир занят украинско-русскими отношениями, Рамалла сорвала переговоры... Я сейчас нахожусь в Киеве, и наверное, это и подталкивает к мысли об израильском Майдане. Но, право слово, надо же что-то делать!"

Все же Майдан не видится мне подходящим решением. А вот провести, по возможности скорее, народный референдум среди еврейских жителей Иудеи и Самарии и объявить о присоединении спорных территорий к Государству Израиль… Раз уж само Государство с 1967 года тянет с решением, то, может быть, инициатива должна исходить снизу. Ответа от живущих в Кфар-Эльдаде и в Нокдим действующих членов правительства мы пока не дождались.

В комментариях социальных сетей на события в Маале-Рехавам часто повторяется такое мнение: "Закон надо соблюдать, каждый нарушитель достоин наказания. Даже если эти поселенцы такие хорошие, то — почему бы им не строить дома в границах поселения?.." И задают такой вопрос: "Почему бы выселенным семьям не переехать в тот же Нокдим? Или в Кфар-Эльдад?.."

Начну с ответа на последний вопрос. В больших поселениях на сегодня нет ни одного пустующего каравана. Ни одного непроданного дома. К этому привела тактика замораживания строительства в последние годы. Выросли и женились дети, рожденные здесь, многие хотели бы построить дом в родном поселении. Существует огромный спрос на жилье в этом районе — потому что рядом — Иерусалим, всего-то 15 минут езды от Хар-Хома. Многие молодые семьи, работающие или учащиеся в Иерусалиме, хотели бы жить здесь. Если бы строительство шло по планам и не прекратилась. А так, получается, ребятам из Маале-Рехавам просто некуда уходить.

Что касается равенства перед законом, то главная закавыка в том, что не существует единого закона на этих особенных территориях. В зоне "С", то есть в поселениях, закон — израильский, без разрешений Комиссии по планированию строительства и Военной администрации люди не имеют права не то что дом построить, а даже пристроить к своему жилищу комнату.

Тем временем в зонах "А" и "B" пока что действует старинный, от Османской империи оставшийся закон: посадил дерево, построил что-то (даже если это не дом, а сарай или курятник) — и все, эта земля уже принадлежит тебе. Без каких-либо планов, комиссий, подписей или печатей. А если ты сам строительный рабочий или подрядчик — то уж конечно, ты себе построишь виллу, и соседу тоже, они же там все родственники, каждая деревня — одна хамула. Израильское правительство прокладывает дороги к поселениям, а вдоль этих дорог наши "двоюродные" братья строят и строят — да не дома, а терема, трех- и четырехэтажные дворцы. Едешь и диву даешься: что ни день — новая Петра или Парфенон. Не все эти дома обитаемы, кстати. Но зато из таких домов очень удобно при случае держать на прицеле винтовки проезжающие автомобили.

Прежде чем трогать маленький домик в пустыне, где растут еврейские дети, будущие наши защитники и налогоплательщики, государство должно бы сначала снести сотни и сотни незаконно построенных дворцов, которые есть даже в Восточном Иерусалиме. Закон должен быть один для всех. Пока наше израильское правительство официально не аннексирует Иудею и Самарию — будут существовать такие юридические ножницы, которые режут человеческие судьбы просто по живому.

Но вернемся в Маале-Рехавам, к новому шатру, который Адам и Женя Ричланд уже установили на месте только что разрушенного дома:
— Женя, что вы собираетесь делать дальше? Что будет с твоим детским садиком?
— Когда нам официально сообщили о дате разрушения, я заранее собрала все и перевезла детсад в Кфар-Эльдад, сняла там временное помещение. Так что продолжу работать, хотя нам всем будет нелегко доставлять туда малышей.
— А как ваши детки себя чувствуют? Как они все это перенесли?
— Дети в порядке. Мы объяснили им, что папа будет снова строить наш прекрасный дом, — улыбается Женя

19 мая жители Маале-Рехавам проведут праздничный хеппенинг Лаг ба-Омер с участием артистов и музыкантов. Там же будет проводиться сбор пожертвований для нового строительства — возле праздничного костра на месте разрушенных домов. С полудня и до вечера ожидается множество гостей. Афиша гласит: "Отстроим заново Маале-Рехавам!"

Читатель, ты тоже считаешь, что израильтяне — неисправимые оптимисты? А это ты еще не был в Маале-Рехавам.

Пожертвование на строительство новых домов в Маале Рехавам можно перевести одним из следующих способов:

Фото: Шоша Гринфельд, Илья Солнцев, Мириам Цахи, Адам Ричланд, Мириам Гурова