Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

13 декабря 2013 года в газете Новости Недели была опубликована статья П. Люкимсона о восхождении на Храмовую гору большой группы из города Кармиэль под руководством рава кармиэльской общины Эли Тальберга.

Дорога, ведущая к Храму
автор: Петр Люкимсон

Как известно, в первый день праздника Хануки на Храмовой горе произошли столкновения между арабами и евреями, после чего полиция в очередной раз закрыла для последних эту святыню. Тем не менее, в последний день Хануки произошло событие, которое с полным правом можно назвать экстраординарным: несколько десятков русскоязычных евреев совершили восхождение на Храмовую гору, организованную ассоциацией «Место встречи». И хотя эта экскурсия продолжалась совсем недолго, она, безусловно, создала крайне важный прецедент.

- Мы проводим восхождения на Храмовую гору для русскоязычных евреев вот уже семь лет – со времени убийства Ицхака и Наташи Имасов (да будет благословенна память праведников), - рассказывает содиректор ассоциации «Место встречи» Аня Антопольская. – Однако обычно наши группы составляют пять-шесть, максимум, десять человек. Но на этот раз к нам обратился рав Тальберг из Кармиэля и спросил, не можем ли мы провести экскурсию на Храмовой горе для его общины. Столь большая группа – свыше пятидесяти человек – во всяком случае, под нашим руководством собиралась впервые. Мы стали договариваться с полицией, и она потребовала от нас заранее предоставить полный список всех экскурсантов с номерами удостоверений их личности. Обратите внимание: Храмовую гору ежедневно посещают сотни, если не тысячи туристов, в том числе десятки туристических групп. Однако требование заранее предоставить список группы да еще с номерами документов предъявляется только евреям. Ладно, мы решили играть по их правилам и такой список представили. Затем нам по телефону сообщили, что восхождение разрешается. Я попросила прислать его мне письменно, но в этом нам было отказано. «Никаких письменных разрешений мы не выдаем. Вам было сказано, что вы можете подняться, значит, можете!» - сказал мне по телефону начальник отдела по надзору за Святыми местами в Старом городе. Это, кстати, еще одна странность: полиция и в самом деле никогда не выдает письменных разрешений или запретов на подъем на Храмовую гору – видимо, понимая, что такие документы могут стать основанием для судебного иска. Правда, все эти правила касаются только тех, кто подчеркивает свою принадлежность к еврейству, то есть если речь идет о мужчинах в кипах и с цицит и женщинах в головных уборах…

- То есть вы хотите сказать, что речь идет не о евреях вообще, а только о религиозных евреях? Так, может, не стоит провоцировать арабов и полицию и просто одеться по-другому?

- Можно, конечно, не надевать цицит или спрятать их под рубашку, а вместо кипы одеть какую-нибудь бейсболку и попытаться пройти в таком виде. Но тут есть два принципиальных момента. Во-первых, мы с самого начала предупреждаем тех, кто поднимается на Храмовую гору вместе с нами, что речь идет не об обычной экскурсии с познавательными или развлекательными целями, а именно об алие - восхождении на Храмовую гору, которое осуществляется в соответствии с требованиями Галахи. Поэтому мы просим накануне восхождения соблюсти правила ритуальной чистоты, то есть окунуться в микве. Но, разумеется, мы не собираемся проверять, кто выполнил эту нашу просьбу, а кто – нет: это дело личных отношений каждого со Всевышним. Тем не менее, наша экскурсия проходит по определенному маршруту, включающему, разумеется, знакомство с топографией Храма, но, скажем, без непосредственного приближения к месту, где находилось Кодеш а-Кадошим – Святая Святых. Во-вторых, мы не понимаем и не хотим понимать, почему при посещении места, где находилась главная святыня нашего народа, мы должны скрывать свою принадлежность к еврейству и связь с иудаизмом.

- Полиция чинила на этот раз какие-то препятствия при восхождении?

- Формально – нет, придраться к чему-либо было трудно. Вообще, с Моти – полицейским, пропускающем группы евреев на Храмовую гору, мы знакомы давно. В свое время он был хорошо знаком с Имасами и я помню, как он плакал, когда мы с ним встретились после их гибели в теракте. Но, во-первых, у него тоже есть инструкции, а во-вторых, человек он непростой, и многое зависит от того, в каком он в данный момент пребывает настроении. На этот раз он заявил, что не собирается пропускать столь большую группу на Храмовую гору, так как первые о нас слышит. Пришлось звонить к его начальству, улаживать, а на это ушло драгоценное время – ведь на восхождение евреям отводится всего час. Затем началась поименная перекличка участников; потом нам заявили, что сразу всех пропустить не смогут, а разделят нас на две группы – по 25 человек в каждой. Потом мы еще около 10 минут ждали, пока подойдет конвой… В результате вместо обычной 40 минутной экскурсии первая группа провела на Храмовой горе только 10 минут, а вторая – и того меньше. Времени на полный обход Храмовой горы, не говоря уже на объяснения экскурсоводов, таким образом, ни у той, ни у другой группы не осталось. Несколько из участников поездки вообще не смогли попасть на гору. А ведь люди, напомню, добирались в Иерусалим из Кармиэля, то есть у них ушло несколько часов только на дорогу.

- Под «конвоем» вы понимаете сопровождающих группу полицейских?

- Обычно каждую группу сопровождают два человека – израильский полицейский и араб – представитель ВАКФа. Именно в обязанности последнего входит наблюдение за тем, чтобы евреи не совершали каких-либо религиозных обрядов и не молились, даже шепотом. Любое шевеление губами расценивается как молитва…

- И как ведут себя наши полицейские?

- По-разному. Безусловно, они следуют инструкциям и если последние явно нарушены, то выводят с Храмовой горы. Но бывает и так, что представитель ВАКФа говорит полицейскому, что заметил, как кто-то из евреев шевелит губами, то есть молится, а полицейский отвечает, что ему это только показалось и что он не видит повода вмешаться и, тем более, прервать экскурсию.

- В последнее время палестинцы значительно активизировали пропагандистскую кампанию с целью убедить мировое сообщество, что Храмовая гора – это прежде всего исламская святыня. На самой Храмовой горе это как-то чувствуется?

- Думаю, что да. Я хорошо помню то время, когда арабы откровенно пренебрегали этим местом и неподалеку от мечетей арабские мальчишки играли в футбол. Сегодня то тут, то там сидят небольшие группы арабских женщин и мужчин, делающих вид, что они молятся или усиленно изучают Коран. Недавно сюда же стали приводить и детей – их рассаживают на ковре и тоже занимают изучением Корана.

- Возможно, они и в самом деле искренне молятся и изучают Коран…

- Может и так, то есть наше отношение к Храмовой горе изменило и отношение к ней арабов. И все же очень многое говорит о том, что это – не более, чем пропагандистский трюк. К примеру, мы заметили, что стоит на Храмовой горе появиться группе евреев, как те же арабские женщины, до того мирно сидевшие на площади и занятые своими разговорами, поднимаются с мест, перебегают евреям дорогу и, приблизительно зная, где они остановятся, становятся неподалеку и начинают очень громко молиться или просто что-то кричать на арабском. Это, безусловно, мешает евреям сосредоточиться и, само собой, под это крик невозможно молиться – даже про себя, не шевеля губами. Зато, как только евреи уходят, арабки тут же прекращают молитву и возвращаются на свои места. При этом на Храмовой горе продолжает вестись бесконтрольное строительство, одной из целей которого, как известно, является уничтожение следов еврейского присутствия на этом месте.

- Аня, и последний, довольно банальный вопрос: зачем вам все это нужно? Как вы сами определяете цели организуемых вами экскурсий на Храмовую гору?

- Вы не первый, кто в той или иной форме нас об этом спрашивает. Если говорить без обиняков, то вопрос обычно сводится к следующему: стоит ли устраивать подобные провокации? Так вот, никаких провокаций мы устраивать не собирались и не собираемся. В то же время ситуацию, при которой евреи не могут посещать место, которое самым тесным образом связано и с нашей историей, и с нашей религией; при которой, как я однажды написала в своем блоге, у арабской женщины больше прав, чем у меня, нормальной не назовешь. Такую ситуацию надо менять, и думается, сделать это с помощью одних политиков (даже если они этого очень захотят) невозможно. Нужно, чтобы евреи продолжали подниматься на Храмовую гору, причем чем больше их будет, тем лучше – чтобы сам такой подъем из «провокации», из своеобразного экстрима превратился в «мейстрим», то есть в нечто само собой разумеющееся. Убеждена, что в тот момент, когда посещения Храмовой горы евреями станет мейстримом, изменится и все остальное. Поэтому мы говорим о своей готовности продолжать восхождения и призываем участвовать в них как можно больше людей.

Наконец, есть еще один немаловажный момент: все наши «дважды соотечественники», участвовавшие в экскурсии по Храмовой горе, независимо от того, идет ли речь о светских или религиозных людях, в один голос говорят о том состоянии духовного подъема, которое они там испытали. И, думается, это вполне понятное чувство, которое переживает каждый еврей при соприкосновении со своими духовными и историческими корнями. Так по какому праву нас этого пытаются лишить?