Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Автор: Максим Блау
Впервые опубликовано на личном сайте автора.
20 ноября 2014


Вчера в Иерусалиме два палестинских араба убили четверых евреев и одного друза, полицейского. Убили подло. Вооружившись пистолетом и мясницкими тесаками, они зашли в синагогу во время утренней молитвы. По телевизору показывали четыре тела, завёрнутые в окровавленные молитвенные плащи – талиты.

Дабы соблюсти нейтральность, особенно одарённые западные новостные каналы сообщили – «Израильские полицейские открыли огонь. Два палестинца убиты» сообщили они. Больше всего отличился СNN, в лучшем стиле оруэловского Министерства Правды, сообщив что убийство произошло в мечети. «Свобода – это рабство, незнание – сила». Евреи не хоронят в гробах. Тела усопших заворачивают в саван. Четверо погибших не могли представить, что направляясь на утреннею молитву, впопыхах набросили на свои плечи, то что суждено стать их саванами.

За последние несколько месяцев резко возросло подстрекательство в мечетях и во время Хутбы - пятничной проповеди. «Аль Кудс осаждён силами лжепророка Даджаля, Аль-Акса в опасности. Обязанность каждого благочестивого мусульманина встать на защиту святыни»

Так вышло, что ровно в то же время я восходил на Храмовую Гору вместе со своей туристкой. В иврите существует особый глагол, обозначающий как физическое так и духовное восхождение. Поэтому паломник и обычный путешественник в Иерусалим обозначаются одним и тем же словом. Очень ёмкий язык.

Обычный день в необычном Иерусалиме. На гору мы восходили первыми. Нас встречали вальяжно напряжённые полицейские. Наверное только тигры и Магавники умеют так вальяжно-напряжённо отдыхать. С одним из них моя восторженная туристка сфотографировалась.

Когда мы перешли ворота к нам навстречу как стервятники слетелись представители Вакфа. Они разочарованно осмотрели мою туристку. Скромно одетая, даже платок на голове. Придраться не к чему и кафию под видом сохранения благочестия втюхать не получится.

– Скажи она у тебя мусульманка? - спросил у меня тот кто по моложе.
– Нет, русская. – Отвечаю я.
– А ти откуда? – На ломаном русском не сдаётся тот.
- С Кавказа.
- Коран читаешь? – С надеждой спрашивает. – Фатиху знаешь?

Тут следует остановится и объяснить подоплёку этого разговора. Мусульмане имеют доступ ко всем местам на Храмовой Горе. Не мусульмане только пять дней в неделе на несколько часов могут попасть и только на саму платформу. В мечеть Аль Акса и под Кубат А-сахр, золотой Купол над скалой ни христиан, не евреев не пускают. Все не мусульмане должны отстоять в длинной очереди и подвергнуться тщательному и оскорбительному фейсконтролю. Нельзя вносить никаких предметов культа, Библия и флаги должны остаться за входом. Более того если ты – верующий еврей, то на храмовую гору ты попадёшь только с почётным караулом из полицейских и представителей Вакфа (религиозного совета), которые будут тщательно следить чтоб ты не то что не молился, но даже не открывал рот. Петь и танцевать тоже запрещено.

Вакф использует эту ситуацию. Ведь среди туристов из России могут оказаться и несколько мусульман – татары или казахи. И вот тут начинается самое интересное. Формально мусульмане имеют бесплатный доступ к святыням. А кто определяет мусульманин человек или нет? Правильно, Вакф. Поэтому если тебя зовут Гульнар Викторовна, то ты сможешь войти даже если и молитв толком не знаешь. А «вспомнить» «бисмалу» тебе помогут те же представители Вакфа. Правда, не бесплатно, за какие то смешные 100 долларов. Но это не все. В каждом месте тебя будут всячески разводить на «пожертвования».

Как показывает опыт, оставшийся без попечения гида турист, часто с лёгкостью лишается больших сумм. Поэтому я стараюсь отправлять туристов-мусульман с проверенными людьми, которые лишнего не возьмут. Да и какие деньги брать за благодеяние - провести правоверного муслима по мечети? Пред лицом Творца заслуги измеряются не в деньгах. Чаевые оставят, не обделят вниманием лавку - и на том спасибо. С другой стороны, с представителями Вакфа тоже без повода стараюсь не ссориться.

Итак, возвращаемся к моей туристке.

Услышав, что та приехала с Кавказа, молодой араб подзывает старшего. В ход приходит тяжелая артиллерия.

- Как тебя зовут?
- Людмила.
- Нет – поправляет тот - Лабия. Коран читаешь?
- Нуу… - та пытается вспомнить всё что знает про Ислам – Есть Хадж, есть Джихад. Тут ее лицо озаряется – а еще Айше было 9 лет, когда ее выдали за Мухаммада.

По-видимому, последний довод оказался самым весомым.

- Подходит. - Кивнул головой старшОй. Заведём ее. – пошли Лабия.

Туристка напрягается. Она чувствует, что здесь что-то не так, но не понимает что происходит. Вопросительно сморит на меня.

- Тебя только что за 100 долларов приняли в Ислам. Пойдем ка отсюда.

Мы поворачиваемся и собираемся уходить. Вакфовец визжит и сучит руками. Кричит:

– Скажи ей, мы ее проведём.
- Да не хочет она - Отвечаю.
- Нет, это ты не хочешь! Переведи ей!! Мы ее проведём!!! – заводится он истерикой. И есть отчего, деньги уходят.
- Тебе надо, ты и скажи. – Очень не хочется входить в прямую конфронтацию. Не в этот раз. Меня начинает тошнить от всей этой истории. Чувствую, еще несколько секунд, и я блевану прямо на его нечищеные ботинки. Так и представляются заголовки завтрашних газет: «Еврей осквернил Святыню содержимым своего желудка». С другой стороны я не хочу решать за туристку, мало ли какие у человека прихоти.
- Я пойду только с Максимом. – сообщает та.

Видимо этот довод оказывается решающим, и товарищ отстаёт.

А мы идём дальше по Храмовой Горе. Проходим между мальчишками, играющими в мяч и вездесущими иерусалимскими котиками. Ни играющие в футбол, ни тем более котики Святыню не оскверняют. Неверные же оскверняют даже своим дыханием.

Вот на гору заходят два еврея, одетые в белые рубашки и соломенные шляпы. В этой несуразной одежде они чем то отдалённо напоминают старика Хотабыча. Идут высоко подняв голову в окружении 4 полицейских и двух «вакофцев». Группа арабов, которых специально ради этого за горсть серебряников привозят из соседних деревень, с ненавистью скандируют «алауакбар». На Храмовой Горе начинается обычный день.

А мы огибаем всю эту суету и пустоту и вот нас уже накрывает благодать. Не знаю почему, но на самой вершине горы всегда во все времена царит покой. На нейтральной полосе цветы необычайной красоты… Легкий и ажурный воздух шепчет «Время это иллюзия – есть лишь вечность».

Выходя через Сук Катанин – Хлопковый Рынок, мы для дагестанцев, друзей Людмилы, вернее, простите – Лабии, купили за 10 шекелей две гормошки открыток с изображением внутреннего убранства Аль Аксы и Золотого купола.

Так в этот грустный и трагический день я узнал сколько стоит Аль Акса. Сто долларов. Один Франклин. В пересчёте на погибших четырёх евреев и одного друза полицейского, исходя из пяти литров крови на взрослого человека – четыре доллара за литр еврейской крови.

Add comment


Security code
Refresh