Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Автор: Валерий Авдерин.
Перепечатано с любезного разрешения автора из его личного блога
Январь, 2013

Иерусалим город многослойный -- можно сто раз пройти по улице -- и не заметить той подворотни, куда обязательно надо заглянуть. В таком случае очень выручает хороший гид или хороший путеводитель.
В прошлые выходные, несмотря на обилие дел, не выдержал и соблазнился пойти на очередную экскурсию Ицхака Фишелевича. Тема экскурсии -- жизнь еврейской общины Иерусалима во времена османской империи. И позже -- вплоть до образования государства Израиль. Тема распадалась на множество подтем, историй, судеб, о каждой из которых можно написать роман. Формат жэжэшного поста на это не рассчитан. Поэтому не буду пересказывать всего. Расскажу пока о мельнице.

Построили её на деньги Мозеса (Моше) Монтефиоре -- итальянского еврея, переехавшего в молодости в Англию, сделавшего там стремительную карьеру и получившего за свою экономическую и общественную деятельность звание баронета. Со временем он от сколачивания капитала всё больше обращался к благотворительности, раздавая ранее заработанные деньги. Вернее, не раздавая на проедание, а чаще -- вкладывая их в создание рабочих мест, жилья, образовательных учреждений, больниц... Есть такая притча, что можно подарить человеку рыбину, которую он в один присест съест, а можно дать удочку и научить эту рыбу ловить. Сэр Монтефиоре всегда предпочитал второй путь. Именно это подвигло его купить большой участок в Иерусалиме, построить на нём мельницу и два дома для 28 еврейских семей. Дома строились на деньги американского филантропа Иегуды Туро -- который сам назначил Монтефиоре своим душеприказчиком.

Фотография 19-го века:

До этого евреи жили только в Старом городе -- в страшной тесноте и антисанитарии. Квартиры предполагалось продавать за умеренные деньги. Когда не нашлось желающих, их уже предлагали бесплатно. Ночью в окрестностях Иерусалима хозяйничали бандитские шайки бедуинов. Поэтому и бесплатно переезжать никто не хотел. Ситуацию продвинула эпидемия холеры. Нашлись люди, решившие, что холера страшнее бандитов. Они как-то организовались в общину, наладили охрану дома. После этого и в других местах стали строить дома за пределами старой крепостной стрены.

Каждая квартира имела отдельный вход. Сейчас в этом доме располагается ведомственная гостиница. В соседней постройке -- музыкальный центр.

Построенная в 1857 году мельница больше двадцати лет по льготным ценам молола зерно для иерусалимской бедноты. Потом механизм износился. Но к этому времени в городе появилась более производительная паровая мельница.

Девяносто лет мельница стояла без дела. В 1948 году во время войны за независимость еврейские ополченцы попытались оборудовать на ней пулемётное гнездо. Тогда британские сапёры взорвали верх мельницы. Весь механизм был уничтожен, осталась только голая, опустошённая взрывом, башня. Сохранилась фотография, как это происходило.

Несколько лет назад голландский христианский фонд предложил городу собственными силами восстановить мельницу. Голландцы потратили на это 1 250 тыс. американских долларов. Сравните, как выглядела мельница изначально -- и как выглядит сейчас.

Самое удивительное, что мельницу даже не пришлось восстанавливать на глазок -- обращаясь к сохранившимся аналогам. В архивах британской фирмы Holman, которая строила её полтораста лет назад, сохранились чертежи.
Почему восстанавливали именно голландцы? У них в стране до сих пор работает более 1000 мельниц. Энегрия ветра пилит лес, качает воду, мелет зерно... Ветряки принадлежат частным лицам, но государство, местные советы, общественные фонды оказывают их владельцам финансовую поддержку. Естественно, механизмы двухвековой давности не могут состязаться по производительности с соверменными электромоторами. Мельницы сохраняют: как деталь национального колорита, культурное наследие страны, как объекты, показываемые туристам и школьникам... Людям это интересно -- они с удовольсвием посещают такие места.

Монтаж механизма иерусалимской мельницы завершится в ближайшее время. Предполагается, что в апреле месяце она уже начнёт молоть муку. В нижнем этаже висит большой экран, на котором посетителям показывают фильм об её истории.

Вход на мельницу:

Над дверью висит герб английского баронета Монтефиоре.

У мельницы есть смотритель -- Йонатан. Родился в Аргентине. А его жена -- в Голландии. Вот на мельнице своего тестя Йонатан и учился управляться с таким диковинным для нашего времени механизмом.

Все этажи мельницы имеют посерёдке большой проём, который служит для подъёма наверх мешков с зерном и спуска мешков с мукой. Этот подъёмник тоже работает от энергии ветра.

Потянув за одну или другую цепь, Йонатан изменяет угол раскрытия жалюзей на лопастях мельницы. То есть, увеличивает или уменьшает их сопротивление ветру. При сильном ветре это защищает механизм от перегрузок и излишнего износа.

Жалюзи закрыты.

Жалюзи раскрыты.

К сожалению, наверх пока подняться нельзя. При посещении подобных объектов всегда существует опасность, что кто-нибудь упадёт с лестницы или сунет палец в движущийся механизм. В Голландии на этот случай существует отлаженный за много лет механизм страхования. В Израиле это первая подобная мельница -- и опекающий её фонд никак не может найти общий язык со страховыми компаниями. К тому же -- мельница маленькая и тесная. Голландцы водят экскурсии обычно по мельницам, где рабочие помещения больше в несколько раз. Там группе хотя бы есть, где разместиться. Но, поживём -- увидим. Конечно, очень бы хотелось посмотреть, как всё работает, вблизи.

В застеклённом помещении у подножия мельницы есть ещё один интересный экспонат. Это карета Монтефиоре, на которой он объездил множество стран. Подлинную карету сожгли в 1987 году хулиганы. Но, оказалось, в Вене, на бывшей каретной фабрике хранят все чертежи -- и карету в точности восстановили по ним.

Последний раз Монтефиоре приезжал в Иерусалим в возрасте 91 года. А скончался он в ясном уме в своём поместье в Великобритании на 101-м году жизни. Позитивный настрой, отсутствие злобы, раздражения, зависти... продлевают жизнь, как ничто другое.