Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Фото: Михаил Польский. Текст: М. Антопольский.

Немало написано за последние несколько дней о том, как прошло восхождение на Храмовую гору в День освобождения Иерусалима, но все же я хочу добавить личных впечатлений с тем, чтобы подчеркнуть, во-первых, что в этот день было уникального и, во-вторых, какие проблемы высветились в этот день.

День Иерусалима, 7.45 утра. Группа Места Встречи - числом восемь человек, из которых пятеро впервые в жизни восходят на гору, подходит к пункту полицейской проверки под воротами Муграбим. Мы вливаемся в толпу евреев, жаждущих совершить восхождение.

Давно не припомню такого количества – может быть, только в холь ха-моэд бывало что-то похожее. По оценкам, не меньше пятисот евреев выразили желание совершить восхождение только в этот первый час (который оказался и последним, как вы узнаете дальше). Большая часть была молодежь, видимо ученики ешив (не знаю, каких именно). Но было и некоторое количество светских ребят, девушек и людей постарше.

К толпе подошел р. Шмуэль Элиягу, рав Цфата, приветствовал толпящихся, назвал их представителями еврейского народа, чем вызвал немалый энтузиазм. Параллельно тянется очередь из туристов-неевреев. Не могу точно оценить их количество, но счет идет на многие сотни, если не тысячи.

И тут возникает проблема - де-факто стоит две очереди. Эта проблема существует и в обычные, будние дни, но менее острая. Евреи не могут становится в ообщую очередь с туристами, так как, когда они подойдут к точке проверки, их не пропустят наравне с туристами, а начнут долго проверять, записывать номар удостоверений личности, создавать отдельные группы и т.д. Поэтому всегда евреи стоят в свою отдельную очередь, полицейский говорит "Подходите сюда, я пока проверю ваши документы", и тем временем пропускает туристов. В будний день, когда, увы, приходит 20-30 евреев на тысячу туристов, это еще кое-как работает. В День Иерусалима - не работает.

Туристы выстроились в свою очередь, очень длинную, но которая зато продвигается по крайней мере в десять раз быстрее - после каждых десяти евреев пропускают сотню или две туристов. Но тем не менее они недовольны, и особенно их гиды. К точке полицейской проверки идут узкий проход, в котором с трудом могут разойтись два человека. Евреи стоят, сжатые как селедки, передав вперед, через головы товарищей, свои удостоверения личностей, и ждут, пока пресловутый полицейский Моти вызывает их по-одному подойти на проверку, для чего они должны перелезать друг через друга в самом буквальном смысле.

А туристы, ведомые своими гидами, пробираются параллельно. Среди них старики, женщины, люди в инвалидных колясках. Часть гидов-израильтян начинают изливать свое неудовольствие на евреев. Какой-то раздраженный гид пытается меня убедить, что израильский закон запрещает подниматься на гору в кипе. Бред, но туристы слушают. Можете себе представить картинку.

Первый вывод: сложившаяся ситуация де-факто создает на пустом месте конфликт между религиозными евреями и туристами, большей частью симпатизирующими Израилю христианами. Это прямой Хилуль Ха-Шем и заодно удар по имиджу страны. Сделано ли это полицией сознательно – не знаю, хотя исключить не могу. Но если это даже это просто головотяпство, все равно очень плохо. Эту проблему надо срочно решать, не дожидаясь решения глобальных проблем еврейской молитвы и т.д.

В какой-то момент появляется высокий полицейский чин и решает проблему иначе. Прекратив проверку документов, он запускает сразу десятки евреев, может даже пару сотен, но позволяет им пройти только до ворот Шальшелет – т.е., какие-нибудь тридцать метров, причем идти надо быстро, никаких объяснений дать группе невозможно. В отдалении скопление арабов кричат свои кричалки.

У ворот Шальшелет нас встречает три представителя исламского ВАКФа в форменных одеждах, повторяющих каждому еврею на смеси английского с ивритом: "Outside, коф!" (Обезьяна, прочь!). В метре от полицейского, практически ему в ухо.

Я обращаюсь к полицейскому:

- Ты слышишь, что он меня оскорбляет?

- Не слушай его.

- Я могу ответить ему тем же?

- Нет.

- Тогда сделай что-нибудь!

- Проходи быстрей.

...

Вот нас уже вытеснили за ворота. Отступя метра три от ворот, стоит полицейский кордон, за которым по традиции полиция допускает все то, что не разрешает на Горе – петь, танцевать или, наоборот, совершить крию (разорвать одежду в знак траура по разрушенному Храму). Начинается хоровод, народ подхватывает песню. Тем временем, полиция выгоняет с Горы все новые и новые порции евреев, которым дали пробыть внутри несколько минут. Как выяснилось потом, атмосфера внутри накаляется, арабы начинают бросать камни в полицию. Мы этого не знаем, но видим, что полиция пытается нас оттеснить еще дальше от ворот. Меня чуть не увели в участок за нежелание отступать.

Уже сотни человек находятся на крошечном пятачке перед воротами. Пение становится экстатическим и вот мы с удивлением и восхищением понимаем, что несколько десятков ребят, еще находящихся внутри, подхватили песню. Слушайте здесь – первый раз, может быть за две тысячи лет, евреи поют и танцуют на Храмовой горе!

Потом подошел рав Исраэль Ариэль, глава Института Храма и сказал небольшую речь. Присутствующие остались в ощущении праздника.

Тем временем полиция закрыла полностью Гору для евреев и для туристов. Потом, уже без нас, на Горе уже было "весело". Камни в полицию, аресты, спецназ.

Второй вывод Достаточно большие количества евреев способны изменить обстановку на Храмовой горе. Можно спеть и станцевать, причем третья мировая война не начнется. Также, как можно было помолиться на горе минху и тоже небеса не рухнули (см. фотоотчет 1978 г.) В конечном счете количество играет роль.

Третий вывод. Полиция на Горе и вокруг нее страдает от:

1) Бездарной организации

2) Странного отношения к арабским провокациям – сначала полиция долго-долго терпит, а потом как вломят! Полиция НЕ должна так действовать, это принцип скорей армии. Весь смысл существования полиции – пресекать мелкие провокации и НЕ доводить до ситуации, когда нужно приводить спецназ

3) Главное – от отсутствия концепции. В чем функция полиции на Храмовой горе? Она следит за порядком, за безопасностью, за суверенитетом Израиля? Никто этого не сформулировал, а в результате нет ни порядка, ни безопасности, ни суверенитета. Я вполне готов сформулировать ответ на этот вопрос, но вряд ли кто-то из полиции его будет читать, поэтому жалко стараться.

Add comment


Security code
Refresh