Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Автор: Элиэзер Бройер

11.01.2008

Главным результатом Шестидневной войны было освобождение старого города и места Храма. Еврейский народ стоял перед абсолютно новой ситуацией, аналогично которой не было уже две тысячи лет. Сказал Мота Гур: «Храмовая гора в наших руках», а что делать со свалившимся на голову сокровищем, никто не представлял. Первым опомнилось харедимное еврейство. Недоброй памяти рав Аврамский послал главу фракции Агудат Исраэль Поруша к тогдашнему министру обороны Моше Даяну с письмом, в котором содержалось решительное требование передать управление свалившейся неожиданно святыней мусульманскому ВАКФу, дабы тот обеспечил стерильность Храмовой горы от еврейского присутствия. В том же послании отмечалось и подчеркивалось, что у еврейской ортодоксии нет никаких претензий на Храм. Копия была переслана и в ООН. Через несколько дней было опубликовано решение министерства обороны, касающееся Храмовой горы. Оно гласило, что поскольку для мусульман Храмовая гора является освященным местом молитвы, а для евреев она представляет только историческую ценность, то управление ею передается мусульманскому ВАКФу. По моему, и не только по моему представлению, тот, кто владеет Храмовой горой и местом Храма, владеет всей Эрец Исраэль. А тот, кто ее отдает под чужое господство, практически отказывается от еврейского суверенитета над всей Эрец Исраэль. Так были заложены корни всех последующих изгнаний, и нашего нынешнего печального положения. Не ожидавшая подобного преступления, та часть религиозного еврейства, которая стремилась к Храму, немедленно начала организовываться, чтобы изменить ситуацию. И во главе ее стояли такие серьезные люди, как рав Горен и рав Сегаль. Плыть приходилось против течения, поскольку раввинский истеблишмент был доволен создавшейся ситуацией, и не желал изменений. Это продолжалось с переменным успехом до 9 Ава то ли 1979, то ли 1980 года, (год сейчас я точно не помню; в тот день меня там не было, я пересказываю со слов участников событий). То, что произошло тогда, некоторые определяют как поражение, а некоторые — как разгром. Порядка 500 евреев собирались прочесть «Эйха» на Храмовой горе. Полиция решила пропускать людей маленькими группами, и когда вошла первая группа, арабы набросились на нее. Среди оставшихся снаружи начался разброд. Небольшая группа пыталась прорваться на помощь, но полиция никого не пропускала. Большинство же из оставшихся снаружи была пассивна. В конце концов, с большим трудом полицейским удалось вывести находившихся на горе евреев. После этого отношение властей к нахождению евреев на Храмовой горе резко изменилось в худшую сторону. Полиция стала пропускать по 1-2 человека. На самой горе евреев теперь обязательно сопровождали полицейский и член ВАКФа, которые обязаны были следить, чтобы ни один еврей не произнес ни одного слова молитвы. Первым в открытую борьбу с этом «новопорядком» вступил Иуда Эцион. Среди очень немногих, поддерживающих его, были рав Йосеф Менделевич, рав Зеев Мешков, Шломо Нойман и др. Не боясь конфронтации с полицией и ВАКФом, не боясь арестов, они при полном снаряжении — талиты, тфилины, сидуры — пытались подняться (без этой амуниции Иуда Эцион поднимался несколько раз). Против Иуды Эциона вынесли постоянный «цав акбала» (запрет восхождения на Храмовую гору). И на этом этапе попытки что-либо изменить закончились, принеся определеленные плоды. Примерно 5 лет назад несколько групп решили попробовать изменить тактику: подниматься максимальным количеством групп с максимальным количеством людей, избегать прямых столкновений с полицией, действовать настойчиво, мягко и регулярно. Благо, тогдашний министр внутренней безопасности Цахи Анегби, открывший после вооруженной интифады Храмовую гору для евреев, позволил увеличить количество поднимающихся одновременно евреев. Опасения, которые были у участников этих подъемов при передачи власти в министерстве внутренней безопасности, слава Б-гу, не оправдались, и новый кадимовский министр продолжает и развивает политику прежнего, тоже кадимовского. Ходят сплетни, что даже один член Кнесета от Кадимы, Отниэль Шнеллер, тоже подымается, но это никоим образом не говорит об общих тенденциях правящей партии по отношения к Храмовой горе. Новым переломом явилось решение полиции, принятое в прошлом году: не допускать арабов, кроме постоянных членов ВАКФа, на Храмовую гору 9 Ава и, леавдиль, на день Иерусалима, чтобы они не мешали там евреям. Во время «большого» поднятия на Ошана раба полиция держала арабов в ежовых рукавицах, несмотря на рамадан, а в годовщину поднятия РАМБАМа на Храмовую гору (7 Хешвана), когда был общий подъем всех групп это проявилось еще отчетливее. А отношение полиции к нам было весьма доброжелательным. В настоящее время из-за отсутствия большого массового движения по возвращению на Храмовую гору, положение текучее, обратимое, хотя и с положительными тенденциями. Как сказал Иоав бен Цруя: «Будем сильны, и укрепимся за наш народ  за города Б-га нашего, а Г-сподь сделает правильное Его глазах». 

Источник: «Живой журнал» poli-batja