Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Автор: Валерий Авдерин.
Перепечатано с любезного разрешения автора из его личного блога
Январь, 2013

В нескольких километрах южнее Иерусалима на вершине высокого холма сохранились руины древнего Бейтара. В истории он остался прежде всего как последний оплот восставших против римлян в 131-132 годах новой эры евреев. Выступление возглавил вскоре провозгласивший себя царём Бар-Кохба. Сперва удача сопутствовала ему, но потом римляне стянули из разных концов империи войска. Летом 135 года наспех отремонтированные укрепления Бейтара несколько месяцев противостояли превосходящим силам противника. По преданию Бар-Кохба умер от укуса змеи. А его сторонники вынуждены были сдать крепость после того, как в ней закончились запасы продовольствия. Восстание было подавлено с показательной жестокостью. В числе замученных оказался и поддержавший Бар-Кохбу знаменитый рабби Акива.
С холма даже виден иерусалимский район, где я живу. Но холм находится на Западном берегу -- и турфирмы как-то не рвутся водить сюда людей. По палестино-израильскому соглашению эта местность имеет статус В, то есть -- совместно управляемой территории. Палестинская гражданская администрация и израильский военный контроль.
Спасибо директору ассоциации "Место встречи" Ане Антопольской, которая сумела договориться с органами самоуправления расположенной рядом арабской деревни Батир и организовать эту экскурсию. Везде есть люди, сеящие вражду, но, к счастью, всегда находятся и люди, желающие и умеющие найти точки соприкосновения. Надо отдать должное, со стороны местных отношение к нам было самое дружелюбное.

Вид с холма на долину Рафаим, на проложенную здесь ещё турками в 1882-м году железную дорогу на Яффо. Белые дома вдали -- это уже Иерусалим.

Наша группа. Религиозные и нерелигиозные репатрианты из СНГ, плюс несколько туристов из России. Если вы едете в Иерусалим не на 3 дня, которых едва хватит, чтобы осмотреть его основные достопримечательности, а недели на две, загляните на сайт "Места встречи". Здесь временами бывают экскурсии, которые вам никто другой не предложит. В сельхозпоселения, арабские деревни. Вы увидите, как здесь строят дома, как живут, увидите вблизи, каким потом и с какой любовью осваивают люди эту достаточно экстремальную по своим природным параметрам землю.

На переднем плане - житель арабской деревни, местный краевед-любитель Халед. Левее, с красным рюкзаком в ногах - Ицхак Фишелевич. Два наших гида по старым развалинам.

Стены Бейтара. Но не те, которые штурмовали римляне. Это ещё доеврейские хананейские укрепления. Их построили за 1800 лет до новой эры. Они успели уйти в землю задолго до Бар-Кохбы. Возможно, строя свои укрепления, он и не подозревал, что под ногами у него есть ещё одна, вросшая в землю, крепость.

А это уже стена первых веков новой эры. Ицхак нам рассказывает историю местных раскопок. Археологи обратили внимание, что укрепления возводились достаточно поспешно и высокой прочностью не отличались. Неправильной формы камни фиксировались один над другим, видимо, с помощью обычной глины. Обмазанные той же глиной, стены выглядели очень солидно, но противостоять стенобитным машинам долго не могли. Римлян сдерживали не столько они, сколько достаточно крутые и высокие склоны холма.

Если не проводить никаких консервационных работ, раскопанные и брошенные стены через несколько десятилетий развалятся. Жалко, когда вот так вот всё бросают. Иногда даже думаешь, лучше бы не раскапывали. Оставили бы более рачительным потомкам. У местных жителей с теми раскопками связаны ещё одни неприятные воспоминания. При раскопках выкорчевали принадлежащие им оливковые деревья. Пострадавшие до сих пор ходят по судам, чтобы получить компенсацию.

Глубокий раскоп уже начал превращаться в помойку. Зачем тратиться на вывоз мусора, если есть такая яма?

Организатор нашей поездки Аня Антопольская на ещё одном раскрытом участке стены.

Интересный фрагмент. Справа -- кладка из больших тёсаных камней, слева -- из мелких валунов. Правый фрагмент старше. Можно предположить, что эту стену строили в мирное время, например, при Ироде. А участок левее лепили наспех, в ожидании врага. Скорее всего, когда Бар-Кохба уже ожидал появления римских легионов под стенами своей последней цитадели.
На сегодня стены Бейтара раскопаны пунктиром -- небольшими фрагментами, которые позволяют довольно точно установить конфигурацию крепости.
Так же пунктирно раскопаны и остатки окружавшего её римского лагеря. Для обеспечения глухой блокады римляне построили вокруг временную стену общей протяжённостью 4 километра.

А это древняя винодавильня почти на вершине холма. В каменном массиве высечено углубление -- в него ссыпали виноград и ногами давили из него сок. По наклонному дну каменной ванны сок стекал сперва в одно углубление, а потом перетекал через верх в другое. Получался такой отстойник, где в первой камере оседали косточки, кусочки мякоти и кожуры. А из второй вычерпывали и разливали по кувшинам уже чистый сок.

Внизу в долине бьёт несколько родников. Там выращивают овощи. А здесь, на горе, на террасах растут только неприхотливые оливковые деревья.
Подпорные стенки не дают зимним дождям смывать с горы плодородную почву. С другой стороны, не убрав с горы камни, землю даже не удастся разрыхлить. Камни для постройки террас не привезены откуда-то -- они собраны здесь же.

Никакие трактора на этих склонах работать не могут. Землю плугом разрыхляют ослики.

Все камни убрать невозможно. Убирают только самые крупные. Размером с яйцо или даже яблоко оставляют. Вот так выглядит вспаханная земля. Причём, по прежнему опыту знаю, что, даже собрав на каком-то клочке абсолютно всё, хозяин через несколько лет найдёт на нём всё новые и новые булыжники. Земля как бы выдавливает из себя то, что лежит у неё в глубине.

Землю под оливковыми деревьями вспахивают, чтобы избавиться от сорняков. И чтобы лучше впитывала влагу в сезон дождей.
В городе оливковые деревья вырастают огромных размеров. Собирают урожай с них так: устилают траву под ними простынями и палками сбивают спелые оливки. В деревнях же осенью подрезают ветви, не давая дереву расти в высоту. Сборщики залазят на стремяки и руками с каждой ветки оббирают плоды. Не по одному, а разом, одним движением -- словно доят корову.

Тут же, среди деревьев, пасутся овцы.

Ну, как не сфоткаться с таким маленьким хорошеньким ягнёночком! Желающие чуть ли не в очередь выстроились.

Арабский Батир с холма -- как на ладони. Вот деревенская мечеть.

К железной дороге уступами спускаются огороды.

Справа от поезда видна изгородь -- это граница между Израилем и автономией. А слева продолжаются огороды тех, кто живёт на той стороне.
Так получилось, что во время войны 1947-49-х годов деревня оказалась на иорданской стороне, а поля и огороды -- на израильской. На западе подобная ситуация неразрешима. Но здесь восток. Многие вопросы решаются не наверху, а внизу. На уровне деревень, общин, семей... Староста арабской деревни договорился с израильскими пограничниками, с их начальством -- и много лет деревенские возделывали свои поля, находящиеся как бы в другой стране. Израильские и иорданские пограничники каждый день пропускали их туда и обратно.

В ответ деревенские старались, чтобы на этом участке у израильтян не было лишних проблем. Мы не мешаем вам -- вы не мешаете нам. Эта договорённость действует и сегодя. Сейчас израильское правительство планирует построить вместо забора с калиткой мощную железобетонную стену. Что многократно усложнит доступ крестьянам на их поля. Против этого выступают не только местные арабы, но и евреи. И на уровне поселковых советов, и лично. Стена нарушит экономические связи между деревнями и разрушит сложившуюся за десятилетия низовую кооперацию между двумя народами.

К списку репортажей
Наши ближайшие мероприятия