Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

Автор: Меир Антопольский
фото: Эммануэль Рейзер
декабрь, 2013

Восхождение в среду 25 декабря, хотя и состоялось в рамках наших ежемесячных восхождений, но для части участников было особенным и торжественным: Хананель Рейзер, в сопровождении своего отца Эммануэля, поднимался на святую гору в честь достижения совершеннолетия (бар-мицвы). 

Наша доблестная полиция учуяла что-то необычное, и подарок виновнику торжества (который вы увидите в конце репортажа) был сурово изъят и помещен под арест в шкафу, находящийся при входе на Храмовую гору. За ним последовала и небольшая папка со схемами Храмовой горы, которая сопровождает меня обычно для объяснений. Вместе с двумя названными предметами под арест чуть не попал и я: имел неосторожность сказать полицейскому, что "спорить не буду, а жаловаться - да." Полицейский Моти отказал мне во входе на Храмовую гору, призвал всех окружающих в свидетели, что я ему угрожал, и вызвал офицера. Счастливый отец Рейзер удостоился суровой проработки за тяжкое преступление - попытку заснять наш с Мотей диалог. Сей последний, впрочем, проявил чуть больше здравого смысла, сажать меня в участок не стал и допустил меня до восхождения, признав мое гражданское право обжаловать действие полицейского - но не право сообщить об этом полицейскому! Изъятые предметы, при этом, не вернул.

Хананель Рейзер поднимается по мосткам к воротам Муграбим - единственному входу на Храмовую гору для немусульман:

 

В юго-западной части Храмовой горы. На заднем плане несколько из других участников восхождения - молодая женщина из ишува Нерия с тремя крошечными дочками, и легендарный коэн Элиэзер Бройер. Нас сопровождают крики "Аллах акбар!" со стороны групп арабов, которые за специальную стипендию сидят там с Коранами толко для того, чтобы встретить нас этими криками. Мы пытаемся понять, можно ли это массированное исповедание единства Творца записать нам в заслугу:

В юго-восточной части Храмовой горы:

Горы строительного мусора, часть которого представляет собой остатки строений - времен Храма, римских, арабских, крестоносцев... Хананель очень удивлялся такому отношению к истории:

Место у ворот Милосердия, где при восхождениях сложилась традиция учить Тору. Традиция восходит к Ицхаку Имасу, הי"ד.

Хананель у дорожки, ведущей прямо к месту входа в Храм, и дальше , до места Святая святых. Здесь традиционно возносятся молчаливые (ввиду присутствия полиции) молитвы:

В северной части Храмовой горы. Я показываю Хананелю место, где стояла, видимо, "плата тесанного камня," в которой заседал Сангедрин:

Хананель с отцом с северной стороны Храмовой горы. Прямо за спиной Эммануэля можно увидеть место, где совершалось жертвоприношение наиболее святых жертв (к северу от жертвенника):

Группа вышла через ворота Шалшелет ("Цепи"). Наконец можно спеть еврейскую песню. Кроме Хананеля, в восхождении участвавали жених и невеста из Кирьят-Арбы, для которых это был день хупы. Отец невесты не был допущен на гору, ибо несколько месяц назад совершил страшное преступление - развернул на Горе израильский флаг, сказал вслух "Шма Исраэль" и исполнил Ха-Тикву. В честь молодых мы поем "еще раздастся в Иерусалиме голос жениха и голос невесты":

А вот подарок, который так испугал Полицию Израиля. Правда, страшная провокация, которая непременно вызвала бы третью интифаду?

Add comment


Security code
Refresh