Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! Внимание! На сайте Места встречи ведутся работы. Некоторые материалы и сервисы  могут быть временно недоступны! 

 

Авраам Сергеевич Норов (1795-1869)— российский государственный деятель, учёный, путешественник и писатель. Был, в частности, министром просвещения Российской империи.

В 1861 году Норов предпринял второе путешествие на Святую землю, которое он описал в книге «Иерусалим и Синай. Записки второго путешествия на Восток», вышедшей в свет в 1879 году, уже после смерти автора, под редакцией В.Н.Хитрово.

Предлагаем вашему внимание его впечатления от Храмовой горы. Орфография изменена на современную, но в остальном текст оставлен без изменения.

 

 

 

 Единственное место на земном шаре, которое от самой глубокой древности освящено поклонением истинному Богу и на которое с благоговением взирали столько разноплеменных поколений, принадлежит горе Морие. Самое название ее, по еврейскому корнесловию, выражает, что на ней "узрится Господь[1]". Гора Мория, этот пьедестал храма и кивота завета, Гефсимания и Вифания суть три места, которые были преимущественно посещаемы Спасителем.

Их положение не подлежит никакому сомнению. От храма Соломонова и Иродова, по предречению Спасителя ничего не осталось на поверхности горы Мории, кроме, принадлежащаго самой природной скале, выдающегося, из ее сглаженной для построения первого и второго храма платформы, огромного камня неправильнаго очертания, который накрыт теперь куполом великолепной мечети Омаровой и составляющий святыню. Нельзя не держаться преданий, когда молчит история; они могут быть более или менее вероятны, но целый ряд преданий наложить печать благоговейного чествования месту обозначенному чрез эту оставленную на уравненной поверхности горы Мории первобытную вершину скалы, которая не без причины осталась неприкосновенною при двух сооружениях храма и входила во внутренний состав его. Некоторые предания говорят, что тут было гумно Орны Иевусеянина.

В 1835 г. я был из того весьма малаго числа европейцев, которым удалось видеть внутренность заповедных мечетей ес-Сахра и ел-Акса. Мое посещение было тогда сопряжено с опасностями, а теперь, заплатив двадцать полуимпериалов, я был свободно допущен обозреть в большом обществе не только обе мечети, но и подземельные построения горы Мории, которыя я тогда не мог видеть.

Французский консул де Баррер весьма обязательно предложил мне сопутствовать меня при этом обозрении и быть моим руководителем. Великолепие подземных галерей, которых своды поддержаны рядами огромных пиластров, меня поразили. При самом вступлениии в эту подземную область, взор ваш, привыкший к нестройным грудам стертого с лица земли Иерусалима, объят удивлением и узнает зодчество библейское. Огромная монолитная колонна с капителью древнейшаго искусства поддерживает огивный[2] свод; за ним; поднявшись по десяти ступеням, открывается длинная аркада, поддерживающая обширный свод, признанный за иудейское построение. Площадь горы Мории, на которой был сооружен храм Соломонов, а впоследствии Иродов, была при скате горы в долину Кедрскую продолжена посредством огромной пристройки от самой подошвы горы до уровня площади. На этой пристройке стоит теперь часть здания мечети ел-Акса и угловых юговосточных стен Иерусалима. Независимо от этой пристройки, подземные галереи, водохранилища и каменоломни скрываются в самых недрах горы Мории. Одна из таких галерей подходит под самый камень ес-Сахра.

На помосте пещеры, находящейся под этим камнем, видно небольшое отверстие, которое, по мнению Пиеротти и Вильямса, служило для стока крови от закалаемых в храме жертв. Все это подземное зодчество принадлежит четырем главным эпохам: Соломоновой, Иродовой, Маккавеев и арабской. Несмотря на все важныя новыя открытия, сделанные в подземном зодчестве горы Мории инженер-архитектором Пиеротти и графом Вогюэ, можно безошибочно сказать, что весьма значительная часть таковых построек содержится мусульманами в глубокой тайне и представит некогда обильные предметы изследований для библейской археологии.

Мы не видим теперь того, что видели еще крестоносцы. Наш паломник Даниил  в 1113 г., при Балдуине I, так описывает подземную часть называемаго им справедливо дома Соломонова:

«Силно же было зданіе его и велико ведьмы и красно зѣло, п помощено же есть дъсками мороморяными, и есть на комарахъ утверженъ, и воды въ немъ многы суть исподѣ, и храмы такоже създаны красно вельми и мусіею украшены изрядно, и столпы же учинены драгаго муромора красно. Комары на столпѣхъ тѣхъ хитро създани и покрыти чистымъ оловомъ».

Где эти мозаичныя украшения? Где эти своды, покрытые чистым оловом (вероятнее свинцом)—я их не видал и описания двух трудолюбивых помянутых археологов не упоминают о них; но Иосиф Флавий говорит, что Соломон скреплял плиты своих построений железом и заливал свинцом. Некоторые отделы этого подземелья заключали в себе конюшни, которые евреи и мусульмане называют конюшнями Соломона. С юговосточной стороны видны еще доселе несколько закладенных ворот, из которых одни тройные. По всем вероятиям, общий вход в храм был у подошвы горы Мории, со стороны Офеля (может быть, Баб ел-Хулда), и вел по ступеням к платформе храма. К этому заключению дает повод рассказ деяний апостольских:

«Вкупѣ же Петръ и Іоаннъ восхождаста (ανεβαινόν) во святилище на молитву[3]»...

То самое место, на котором находился дом Соломонов, занимает мечеть ел-Акса. Я указал в первом моем путешествии на хранящийся здесь отпечаток одной стопы Спасителя, перенесенный с вершины горы Елеонской, и на показываемый там же отпечаток двух стоп Пресвятой Богородицы, о чем еще ни один путешественник, сколько мне известно, не упоминал. В юговосточном угле площади находится глубокая квадратная комната, освещенная оконцем, выходящим в Кедрскую долину. В этой комнате мусульмане с глубоким благоговением сохраняют в нише под навесом так называемую колыбель Иисуса Христа, иссеченную из камня и более походящую на ванну или на саркофаг.

Обширная платформа, принадлежащая мечетям ес-Сахра и ел-Акса, заключает тоже самое пространство, которое было принадлежностью храма еврейского. Здесь совершались судьбы народа еврейскаго, и здесь проливались слова жизни из уст Спасителя. Сколько дум и сколько как бы прозреваемых вами событий носятся здесь вокруг вас! Эта платформа, увенчанная изящным зданием есСахры, умощенная белым мрамором и вместе с тем осененная кипарисами и смоковничными деревьями с фонтанами, украшенная роскошью арабскаго зодчества, с глубокими колодезями, представляет отрадный оазис среди опаленнаго зноем Иерусалима, заваленного грудами щебня и нечистот, разсеянных даже на главных улицах града Великаго Царя!

Это отрадное место служит сборным пунктом мусульман. Должно заметить однакоже, что надпись из Корана, сделанная золотыми буквами по голубому полю, которая опоясывает ротонду купола есСахра, содержит в себе все, что относится до Иисуса Христа, как то: «Иисус есть сын Марии, посланник Божий, Его слово, Бог вочеловечил Его в Марии, Он Его дуновение»[4]. Мечеть ес-Сахра построена византийскими зодчими. Весьма любопытно замечание, сделанное графом Вогюэ, что многие мозаики, украшающія стены, выражают приблизительно головы херувимов. Обязанные соображаться с требованиями мусульман, которые не допускают изображений человеческих, греческие художники из цветочных рисунков и арабессков умели составить очерки, напоминающие о святости места, попраннаго неверными. Виноград и колосья, —эмблемы Евхаристии, вплетены в цветочные листы, распростертые как крылья.

При моем первом путешествии я не успел видеть внутренность так называемых Золотых ворот. Теперь любопытство мое было удовлетворено. Эти ворота имели с наружной стороны, противу горы Елеонской, двойной вход, ныне закладенный, по две арки обозначают его. При крестоносцах, как свидетельствует игумен Даниил, эти ворота имели четыре входа и были внутри окованы позолоченою медью с изящною резьбою, а снаружи железом. Даниил называет их вратами Апостольскими и относить только их построение, да так называемую башню Давидову ко времени царя Давида. Их внутреннее образование, в виде паперти с четырьмя куполами, поддерживаемыми колоннами древней эпохи, действительно величественно. Их углубление относительно теперешней платформы храма, как указывает Сепп[5], свидетельствует  об их древности. Трудно не увлечься его мнением, что эти ворота, суть те самые, чрез которыя Спаситель торжественно вступил в Іерусалим. Не отвергаю их местности, но считаю их возобновленными —и этого утешения уже для меня достаточно: святость этих ворот чествуема самими мусульманами, которые построили в ней мечеть.

Подробное описание платформы храма, его построек и подземелий требует специальных архитектурных описаний; потому желающие с ними ближе ознакомиться, найдут их в сочинениях Пиеротти, графа Вогюэ и д-ра Сеппа.

Расписание наших регулярных восхождений на Храмовую гору можно увидеть здесь.



[1]  מוראה יהА.Н.

[2] Сейчас принято писать "оживальньный" (от ogive). Термин этот описывает линию, образованную дугами двух окружностей. Иначе говоря, стрельчатый.

[3]  Деяния Ш, 1

[4]  Автор ссылается здесь на Вогюэ, Le Temple de Jerusalem, 85. Утверждение это совершенно неверно, напротив, на Куполе Скалы написаны изречения прямо направленные на опровержение христианского вероучения.

[5] Сепп (чаще принято писать Зепп), Иоганн Непомук - католическийбогослов,историки археолог, преподаватель истории и теологии вМюнхене, автор ряда трудов по библейской археологии, в частности  Jerusalem und das Heilige Land.